«ЛЕДИ МАКБЕТ Мценского уезда» - жертва, несущая смерть. ОПЕРА Дмитрия Шостаковича в Ростовском музыкальном театре

19.03.2019Количество просмотров: 975

Леди Макбет Мценского уезда

15 марта 2019 года в рамках открытия фестиваля «20 лет на Большой Садовой» на сцену Ростовского музыкального театра в очередной раз вышла «Леди Макбет Мценского уезда».

Запрещённая к показу в Советском Союзе в конце 30-х годов за «сумбур вместо музыки» (так называлась разгромная рецензия в газете «Правда»), «антинародная», «формалистическая» опера Дмитрия Шостаковича была снята с репертуара и предана забвению. И хотя в 1962 году появилась вторая редакция, которая триумфально покорила мир, Ростовский музыкальный театр вернулся к первой – «запретной», «оболганной», как о ней писали, версии 26-летнего мастера. Той самой, которую в своё время сразу же поставили три главных музыкальных театра страны: Малый оперный в Ленинграде, театр им. Немировича-Данченко в Москве и Большой театр.

С лёгкой руки дирижёра-постановщика Александра Анисимова Ростовский музыкальный показывает «Леди Макбет Мценского уезда» с 2004 года. Спектакль завоевал престижные награды, среди которых Национальная театральная премия «Золотая маска» (2005): дирижёру и художнику-постановщику.

Художника Зиновия Марголина, работающего с крупнейшими российскими и зарубежными театрами, с Ростовским музыкальным связывают две его высокопрофессиональные работы: «Севильский цирюльник» и «Леди Макбет».

Режиссёр-постановщик Сусанна Цирюк, служившая в те годы главным художником театра, осуществила на его сцене спектакли «Паяцы», «Весёлая вдова», «Севильский цирюльник», «Евгений Онегин», позднее «Травиата».

Леди Макбет Мценского уезда

Концептуально выстроенный целостный образ постановки вводит зрителя в атмосферу мёртвого душой антимира. Крыши, поднимающиеся и опускающиеся, как крышки гробов, работают на замысел как конкретной ситуации, так и всего спектакля. Тусклость поверхностей, серость, вечный туман – всё это выражает образ страны, холодной и неприкаянной. И образ страшного «чёрного озера», такого же «чёрного» (поёт Катерина), как «её совесть».

На протяжении длительного времени состав солистов в опере оставался практически неизменным, чего не сказать об исполнителях ролей Сергея и главной героини, которую в разные годы пели Ирина Крикунова (первая исполнительница), Елена Косолапова, Роза Коткеева. На сей раз ростовским зрителям посчастливилось увидеть в этой партии Екатерину Краснову. По словам солистки, она долго морально готовилась к ней. «Я не могла оправдать мою героиню: у нее четыре убийства и самоубийство, но пришел момент, когда я поняла, что пора».

Екатерина Краснова интерпретирует свою героиню, с одной стороны, женственно, а с другой жестоко. Певице удалось показать образ сильной, но в то же время сломленной морально и физически женщины. Её лирическое, тёплое сопрано показывает внутренний мир несчастной, загнанной «супруги именитого купца». «Мне искренне жаль Катерину», – говорит певица. Эту сторону образа также раскрывает появление маленькой девочки с белым платочком в руках – как символ чистой души Катерины.

Валерий Храпонов (Борис Тимофеевич) вполне соответствовал масштабу своего образа, который получил богатую характеристику и развитие. В голосе главного врага и мучителя Катерины была слышна твёрдость, непреклонность и решительность.

Зиновия Борисовича исполнил Александр Лейченков. Солисту удалось передать состояние героя: в начале он безволен и растерян, в своей последней сцене нелепо подражает отцу. Певец показал особую красоту верхних регистров голоса с мягкой манерой звукоизвлечения.

Леди Макбет Мценского уезда

Многие участники спектакля не впервые проживают страсти Мценского уезда. Илья Говзич (Сергей) второй раз удачно вошёл в эту реку на ростовской сцене, а в 2017 году он исполнил эту партию на сцене Саратовского академического театра оперы и балета в рамках Национального театрального фестиваля «Золотая маска». В голосе Сергея, которого Шостакович называл «слащавым галантерейным ничтожеством», слышна то искусственная, фальшивая нежность, то грубость, дерзость и цинизм. Сонетка (Надежда Кривуша) оказалась под стать вульгарному Сергею.

Геннадий Верхогляд (Задрипанный мужичонка) – удивительная находка ростовского театра. Артист на протяжении многих лет сочно лепит образ ядовито-злого горького пьяницы. Его убогое мышление, зависть и крепостное сознание превращается в образ-символ массы.

Прекрасно вошли в образы и справились с вокально-интонационными трудностями Ольга Макарова (Аксинья), Александр Мусиенко (Священник), Петр Макаров (Квартальный), Борис Гусев (Старый каторжник), Анна Гаджиева (Каторжница).

Стройные, сильные хоры – ещё один повод для поздравлений театру и замечательному хормейстеру-постановщику Елене Клиничевой, которая одна из немногих помнит ростовскую постановку с момента её рождения. Весьма впечатлили публику оглушительные тутти, сатирические реплики хора и отшлифованные ансамблевые сцены.

Дирижёру Андрею Иванову, которого также можно поздравить с успешным дебютом в этой опере, удалось покорить масштабную партитуру с многочисленными смысловыми подтекстами. На высоком уровне прозвучали мощнейшие инструментальные антракты, саркастические галопы, вальсы и другие бытовые жанры, наделённые композитором вульгаризмом и пошлостью. Превосходно был достигнут звуковой баланс в кульминационных эпизодах с соло духовых.

Все эти годы блестяще держит спектакль «в форме» режиссёр Светлана Гусева. Отлично проработанные детали у каждого находящегося на сцене приводили публику в восторг, а актёрская игра всех исполнителей заставляла зрителей поверить в происходящее.

Леди Макбет Мценского уезда


Текст: Валерия Елисова.
Фото: Виталий Млтыхян.


Оставить комментарий






Написать нам письмо




Новое на сайте