Премьера одноактных балетов в Ростовском музыкальном театре: ПРИЗРАЧНЫЙ БАЛ и КАРМЕН-СЮИТА

20.10.2022Количество просмотров: 708

Премьера одноактных балетов в Ростовском музыкальном театре

Двойной оммаж русскому классическому балету XX века. Призрак Шопена и новая Кармен в Ростове.

Ростовский музыкальный театр открыл марафон осенних премьер. 14 и 15 октября зрители увидели два одновременно контрастных по эстетике балета, тем не менее, вместе представляющих собой единую концепцию: «Призрачный Бал» на музыку Фредерика Шопена – рассказ о том, как тонки человеческие чувства, и «Кармен-сюита» Жоржа Бизе – Родиона Щедрина – взрыв стремительной страсти и обжигающего накала.

«Кармен-сюита». Премьерный показ

Официальным премьерным дням традиционно предшествовала генеральная репетиция, состоявшаяся 13 октября, которая одновременно являлась и негласной премьерой спектакля.

Команда театра единодушна между собой и верна философии, избранной Художественным руководителем театра Вячеславом Кущевым – бережному отношению к традиции русского балета. Обе постановки оказались оммажем (От редакции: в искусстве оммаж (от французского hommage — признательность) — это работа-подражание, дань уважения другому художнику, музыканту, архитектору и другим творцам) первым создателям двух балетных шедевров. Была проделана тонкая основательная и очень непростая работа по переносу оригинального оформления и хореографии.

Постановка «Призрачного бала» в РМТ явилась данью памяти автору первой версии балета 1995 года в Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, Заслуженному артисту РФ Дмитрию Брянцеву, создателю тонкой романтической хореографии спектакля. Сценографию выстраивали под чутким руководством оперно-балетного Народного художника РФ Владимира Арефьева. Ему принадлежит оформление более ста пятидесяти спектаклей. Тогда, в 1995 году Брянцев и Арефьев работали в тандеме, потому для РМТ вдвойне ценно авторитетное слово художника.

Участники пресс-конференции посвященной премьере одноактных балетов

Специалист по свету, Заслуженный работник культуры РФ Ирина Вторникова призналась, что перенос делать несколько сложнее, чем придумывать свой концепт. Как в отношении света, так и костюмов (за них отвечала Наталья Земалиндинова художник-модельер РМТ), ростовские специалисты постарались достигнуть предельной точности оригинала.

Ещё одна «золотая рыбка», «пойманная» ростовскими постановщиками – прима-балерина (Одетта/Одилия, Китри, Золушка, Сильфида и другие знаковые партии), педагог-репетитор МАМТ, народная артистка РСФСР Галина Крапивина – первая исполнительница «Романтического дуэта» положенного на музыку второй части Второго Фортепианного концерта Шопена, из которого в последствие вырос «Призрачный бал» в возвышенно-мечтательном стиле Тальони. Московские коллеги из МАМТ с трепетом передали спектакль артистам не только из рук в руки, но и, что называется «из ног в ноги», как говорят танцовщики.

«Призрачный бал». Дуэт в исполнении Анастасии Сапрон и Ивана Азанова

Пять невесомых камерных дуэтов, каждый из которых был расцвечен определенным оттенком пастели: нежно-розовый, голубой, зеленый, жёлтый. Минималистичная невесомая сценография при свечах под фортепианный аккомпанемент Шопеновской музыки… всё это создало необходимый эффект призрачности, - едва уловимого, ускользающего сюжета импрессионисткой картины. Однако, кому-то спектакль может показаться несколько приторным и однообразным: слишком много Шопена, слишком мало экшена. По словам некоторых зрителей получился этакий «сладкий сахар». Но это, разумеется, дело вкуса.

Практически безукоризненное исполнение фортепианной партии, слаженность и чёткость совместного исполнения с оркестром позволило волшебству свершиться, за что следует поблагодарить дирижера-постановщика спектакля Алексея Шакуро и пианистку, выпускницу Ростовской консерватории (класс Сергея Осипенко) – Анжелику Шатрову, которые поддерживали тонкий, неразрывный контакт, не смотря на то, что находились друг от друга на большом расстоянии (рояль был расположен в глубине сцены, за полупрозрачным занавесом).

«Призрачный бал»

Все па-де-де были на высоте, чего не скажешь о совместных ансамблевых сценах, которые выглядели сыровато, однако это довольно распространенное явление на премьерах. На предпоказе выступил первый состав артистов, среди которых имена балетного авангарда театра: Анастасия Сапрон, Игорь Кочуров, Дмитрий Хамидулин, Анна Сидоренко, Анатолий Устимов и Елена Чурсина. Четырём танцовщикам, также участвующим в спектакле: Ивану Азанову, Екатерине Кужнуровой, Анатолию Устимову и Арсению Исламову предстояло перевоплотиться в героев драматического плана во втором отделении – в спектакле, совершенно противоположном лирическому «Призрачному балу».

«Призрачный бал»

Ростовская «Кармен-сюита» – это низкий поклон в сторону легендарного тандема Альберто Алонсо и Бориса Мессерера, осуществивших грандиозный прорыв в советском балете в 1967 году.

Сценографию и костюмы воспроизвели довольно точно: была и полукруглая арена с готическими стульями, и то самое гигантское полотно с силуэтом черного быка с красными глазами, и общество масок, и рок.

Сценография «Кармен-сюиты»

Фигура балетной Кармен навсегда накрепко слита с именем примы, которую пока никто не сумел превзойти – Майи Плисецкой. Ей удалось привнести в стремительно-резкую и даже вызывающую хореографию Алонсо, свой непокорный нрав и природное свободолюбие. В её исполнении не редко отмечают полное отсутствие вульгарности. Кубинская трактовка танца, декорации, музыка Бизе, в транскрипции Щедрина (струнные и ударные, без духовых) и темпераментная Плисецкая в оригинальной версии… всё это настолько «попало в цель», что по-прежнему, именно эта постановка находится на пьедестале. Судьба у «Кармен сюиты» была одна – обратиться в нетленную классику XX века.

Майя Плисецкая и Виктор Барыкин в «Кармен-сюите». Большой театр.

Для воссоздания спектакля был приглашён Заслуженный артист России Виктор Барыкин – легендарный исполнитель роли Хозе, премьер Большого театра (с 1974 г. по 1991 г.) и партнёр Плисецкой. Кроме того, именно он возвратил «Кармен-сюиту» на сцену Большого в 2005-м, и в Мариинский в 2010 году в оригинальной версии.

Майя Плисецкая и Виктор Барыкин на репетиции «Кармен-сюиты». Большой театр

«Задача была сделать спектакль именно таким, каким он был. Передать именно ту пластику и хореографию. Потому что часто бывает, что, когда делают перенос, начинают коверкать хореографический язык и даже смысл. Каждый идёт сам от себя. И спектакль проваливается. Скажу честно, далеко не все танцовщицы должны танцевать партию Кармен, особенно после Майи Михайловны, несмотря на повальную моду на «Кармен-сюиту». В данном случае на исполнителях лежит большая ответственность. Очень важно найти контакт между артистами, постоянно должен быть диалог. Я пытался передать это ребятам. Они молодцы», - рассказал Виктор Барыкин на пресс-конференции посвящённой премьере спектакля.

«Кармен-сюита». Екатерина Кунжурова (Кармен), Иван Азанов (Хозе)

Об исполнительницах заглавной партии у критиков всегда разговор особенный: после стихийной Плисецкой, любая новая Кармен – лишь очередная попытка, копия, и совсем не «вау». Долгие годы к роли Кармен боялись подступаться многие великие балерины, но срок после триумфа Плисецкой уже прошёл приличный, и сейчас есть возможность сделать этот спектакль по-новому. По всей стране в партии Кармен дебютируют новые балерины.

Екатерина Кужнурова – человек опытный. В её арсенале – Китри, Жизель, Одетта/Одиллия, принцесса Аврора и многие другие ведущие партии РМТ. Роль своенравной цыганки была отработана старательно, в отменной технике. Главная сложность и немалый риск в партии Кармен заключается в том, чтобы не превратить резковатую, лишенную плавных и округлых жестов лексику Алонсо в соло механистичной куклы-гимнастки; но при этом также не чрезмерно её размягчить. У Кужнуровой баланс поначалу смещался в сторону первой крайности, однако в кульминации, достичь резонанса всё-таки удалось, – в её пластике появилась обаятельная манкость и баланс между кантиленой и резким драматизмом. Особенно убедительно вышли три заключительные сцены адажио, гадание и финал.

«Кармен-сюита». Екатерина Кужнурова в роли Кармен

Иван Азанов (Хозе) Ростову известен по партии Красса в «Спартаке». Трансформация его героя на протяжении спектакля происходила слегка смазано в артистическом плане. Хозе – простой парень и солдат, в начале не обретает необходимого накала безумия в кульминации, несмотря на попытки Кужнуровой посильнее его «воспламенить».

Но всё же, дуэт сложился довольно удачный. «Кармен-сюита» – не первый совместный проект Кужнуровой и Азанова. Эта балетная пара хорошо показала себя в спектакле на музыку французских композиторов «Болеро. Любовь и страсть». В сюите между артистами была обнаружена искомая связь (в финале в большей степени), необходимая артистическая химия, благодаря которой зритель начинает безоглядно верить происходящему на сцене.

Тореадор в исполнении Анатолия Устимова, ведущего премьера РМТ, был убедительней, здесь, конечно, сыграл опыт танцовщика, и балетный, и жизненный; в его Тореадоре всё было как нужно: и самоуверенность, и огонь, и сила.

«Кармен-сюита». Екатерина Кужнурова (Кармен), Иван Азанов (Хозе), Денис Сапрон (Тореадор), Арсений Исламов (Коррехидор)

Роль ещё одного участника действия Коррехидора, также беззаветно влюблённого в юную цыганку, досталась Арсению Исламову, у которого в «Сюите» состоялся творческий дебют в крупной партии (на его счету в РМТ из значимых ролей Ротбарт в «Лебедином»). Вполне возможно, в спектакле произошло рождение нового солиста, со своей партией Исламов справился достойно, технически чисто, был органичен в образе и артистичен.

Волнительными оказалась как подготовка, так и премьеры двух шедевров балета: неоклассического «Призрачного бала», нежного танцевального эскиза и, предваряющую его, накаленную «Кармен-сюиту». По словам Художественного руководителя театра Вячеслава Кущева, это как прикоснуться к ценнейшему артефакту искусства, делать это необходимо с глубоким почтением и трепетом. В каком-то смысле оба этих спектакля являются лакмусовой бумажкой, определяющей достиг ли должного уровня творческий коллектив театра, готов ли он к воплощению чего-то столь грандиозного?

Кармен-сюита

Текст: Валерия Орлова.
Фото с предпоказа: Марина Михайлова.
Фото Майи Плисецкой и Виктора Барыкина в Большом театре предоставлены Виктором Барыкиным.
Фото с премьеры: телеграм-канал главы администрации Ростова-на-Дону Алексея Логвиненко.

 

 

 

 


Оставить комментарий






Написать нам письмо