«Сон в зимнюю ночь» в Ростовской филармонии с РАСО и Артёмом Варгафтиком

28.12.2023Количество просмотров: 214

«Сон в зимнюю ночь» в Ростовской филармонии с Артёмом Варгафтиком

 ПРОЛОГ:
 «Не думайте. Коль мы не угодим,
Что может быть. У нас желанья мало
Искусством скромным вас занять своим.
Вот нашего конца сейчас начало.
Мы не жалеем своего труда
Вас оскорбить. Не входит в наши цели
Вас развлекать. Явились мы сюда
Не с тем. Чтоб вы об этом пожалели,
Актеры здесь. Их стоит показать,
Чтоб вы узнали все, что надо знать».

               У. Шекспир «Сон в летнюю ночь»
               пер. Т.Щепкина-Куперник.

За четыре дня до Нового Года ростовская филармония, по традиции, преподнесла своим слушателям подарок. Это был интереснейший перформанс в исполнении Ростовского академического симфонического оркестра (РАСО) под предводительством Главного дирижера – Антона Шабурова и приглашенного гостя – Артема Варгафтика – музыкального критика, популяризирующего классическую музыку, ведущего таких передач как: «Партитуры не горят» и «Оркестровая яма».

Перед зрителями развернулась настоящая драма, воплощенная благодаря удачному оркестровому исполнению и понятно для каждого изложенной программе. Музыкальные сочинения Феликса Мендельсона и Петра Ильича Чайковского чудесным образом отдалили всех от реальности предновогодней суеты и окунули в мир сказочный, со своими, такими близкими нам, заботами. 

Вместо привычной комедии Шекспира, Артем Варгафтик, исполнивший роль «говорящей программы», изложил иное, зимнее видение «Сна в летнюю ночь».

Артём Варгафтик

События развернулись в канун нового года, роль конфликтующих Титании и Оберона взяла на себя другая классическая, более известная пара – Дед Мороз и Снегурочка. Место их верного помощника и чудотворца занял чуть менее проказливый, чем эльф Пэк, но наделенный «большим профессиональным опытом» Снеговик. Чтобы не утруждать современного слушателя лишними деталями, герои-любовники шекспировской трагедии «хватали шубы и бежали в волшебный лес» один за другим, где их уже ждал «волшебный порошок №87», дарующий чудесные сны.

Музыка Феликса Мендельсона из увертюры к пьесе Шекспира отлично вписалась и в «зимнюю» версию сказки. Подкрепляющая аргументация происходящих сказочных событий, изложенная Варгафтиком, не оставляла у слушателей сомнений в своей истинности. Увертюра, в которой композитор считал, что изложил все образы пьесы Шекспира, была трактована с позиции предновогодней суеты и хлопот, которые обязательно завершатся «тихо, спокойно, мудро и мирно». Ей сказка начиналась, ей же она и закончилась, а наполнены сценические события были номерами из более поздней музыки к драме.

«Сон в зимнюю ночь» в Ростовской филармонии с РАСО и Артёмом Варгафтиком

«Скерцо», насылающее волшебные сонные чары, было чуть дальше от скерцо в привычном понимании. Холодная, точная и выдержанная трактовка была лишена легкомысленной «летней» полетности, в связи с чем, вероятно, и потеряла в темпе. «Интермеццо», так же весьма степенно выдержанное, изображало утомительные скитания четырех героев, забредших в волшебный лес друг за другом. Лунным светом и сладким сном объял сцену, а заодно и зрительный зал, «Ноктюрн».

В противовес ему «Танец клоунов» ознаменовал собой фееричное соло Основы в шкуре осла с характерным «И-а», неоднократно повторяемым в струнной группе оркестра. Наибольшего восторга и понимания, чем предыдущий номер, как ни странно, удостоился разве что тот самый повсеместно известный «Свадебный марш», который, послужил материалом оптимистичной развязки, сопровождающей закрепление сразу трех брачных уз.

На десерт в исполнении того же состава прозвучала Первая Симфония П.И.Чайковского «Зимние грёзы». Меж двумя композиторами, обозначенными в концерте, связь ближе, чем могло бы показаться на первый взгляд. Чайковский был на 32 года моложе Мендельсона, но фактически это не слишком большая разница и они, можно сказать, современники. Естественно, молодой композитор хорошо знал музыку своего, ставшего знаменитым, немецкого коллеги. Он писал об увертюре следующее: «Странная судьба этого чудного произведения искусства! Оно было написано осьмнадцатилетним школьником, приобревшим впоследствии всесветную знаменитость, но никогда уже не создавшего ничего, могущего идти в уровень со своим лучшим первым трудом. Полагаю, что во время своего первого появления музыка «Сна в летнюю ночь» должна была произвести ошеломляющее впечатление, – до такой степени она оригинальна, вдохновенна и поэтична».

«Сон в зимнюю ночь» в Ростовской филармонии с РАСО и Артёмом Варгафтиком

Первая Симфония Чайковского была написана, когда композитору тоже было примерно 18 лет, но доработана и издана немного позже. Сам же композитор, подобно Мендельсону, взошел на пьедестал мировых гениев, оставив свой яркий след в истории искусства.

Говоря об исполнении, хочется лишь отметить что, при наличии хорошего воображения и оснащенности, которую любезно предоставил публике Варгафтик, можно было не только услышать, но и увидеть события «Грёз» Чайковского: вот ямщик выталкивает повозку из неудачно подвернувшейся ямы, вот стоит где-то заброшенный сарай средь красот и просторов зимнего русского края, а вот вихрь снежинок кружится в легком вальсе. 

Завершит данную рецензию четверостишье, расширившее программу, которую дал для первой части симфонии сам Чайковский. Эти строчки коротко и точно погружают нас в холодную русскую глубинку, которую так любовно изобразил в своей музыке композитор, и которая прозвучала для каждого из жителей нашего большого южного города:

«Грёзы зимнею дорогой
Любит вьюга навевать,
Эй, ямщик, а ну-ка трогай!
Музы нас не будут ждать».

              (Герман Лукомников).

 

Автор публикации Эмма Короткиева.

Фото Александра Ломтева.

 

 

 

Написать нам письмо




Новое на сайте