Николай ФОМИЧЁВ. СИЛА, ЧТО ПРАВИТ МИРАМИ (Величайшие тайны питания). Часть 2. От вируса до человека.

22.10.2015Количество просмотров: 2453

Фрагмент картины Н.Фомичёва "Идеал красоты и здоровья". 120 x 80 см. Картон. Масло. 

Роль Бога во Вселенной, на самом деле, выполнило... Питание,  сотворив сначала неживую материю, затем жизнь, всё видовое разнообразие на Земле и, наконец, Человека Разумного!
Как оно это сделало?..

 

                                             Николай ФОМИЧЁВ

  СИЛА, ЧТО ПРАВИТ МИРАМИ
                        (ВЕЛИЧАЙШИЕ ТАЙНЫ ПИТАНИЯ)

                      Научно-популярная и публицистическая

                                              ПОЭМА

 

                                           Часть 2

         ОТ  ВИРУСА  ДО  ЧЕЛОВЕКА 

                                                      Глава 5

             СТВОЛОВЫЕ ВИДЫ ЭВОЛЮЦИИ
                     
(ЖИЗНЬ: СТУПЕНИ РАЗВИТИЯ)


                                        Обозначим общий план

    Задача у нас с вами, дорогие друзья, не простая. 
   Нам предстоит составить, разумеется с определёнными «пробелами» (неизвестными пока науке видами), основной корень и главный ствол антропологического родословного эволюционного «древа жизни», «макушку» которого венчает Высший Разум. 
    Но это не всё. Нам предстоит выполнить работу гораздо более сложную: проследить великую творческую роль питания в развитии живых структур, в частности, стволовых видов, ведущих на эту самую «макушку» «древа жизни».
    Без плана действий тут не обойтись.
    Поэтому, сначала давайте обозначим ряд принципиальных знаковых структур – мёртвых, полумёртвых, полуживых и живых материально-энергетических консервов, которые уже стали своеобразными  вехами на эволюционном пути жизни и которые, на наш взгляд, станут такими вехами в будущем. 
    При этом будем твёрдо помнить, что с шестого уровня своего прогресса (см. выше Таблицу №1) питание является устойчивым и непрерывным обменом  живого тела  веществами и энергией с внешним миром. Как мы уже говорили, такой обмен с внешним миром живое тело вынуждено вести в качестве единственного способа сохранения самого себя, своей структуры. 
    Итак, вот они, эти знаковые материально-энергетические структуры. Или "ступеньки", по которым Природа шагала и ещё будет шагать от мёртвых своих образований до высших форм жизни.

                                КОРНИ 
    (Высший уровень)*  
    Сингулярность. Мироздание. (Мультивселенная)
      
    (То, из Чего создано Всё).

    (Уровни 1 - 2)
    Простые формы «неживой» материи:
        – элементарные частицы,
        – атомы элементов.
    (Уровни 3 - 4)
    Сложные формы «неживой» материи:
    а). Абсолютно мёртвые *

    Плазменные структуры:
       – горячая плазма,
       – холодная плазма.
    Хаосообразные структуры:
       – газы (от греч.  "haos" - хаос).
    Аморфные структуры:
       – жидкости,
       – стеклообразные тела,
       – жидкие кристаллы.
    б). Очень мёртвые
    Неорганические кристаллы: 
       – кальций, 
       – кварц, 
       – алмаз, 
       – соль и др.
    в). Мёртвые
    Органические кристаллы: 
       – углеводы
       – жиры  
       – нуклеотиды
       – нуклеиновые кислоты, 
       – аминокислоты 
       – белки  и др.
    г). Полумёртвые-полуживые –
    Доклеточные:
       – вирусы,
       – коацерваты,
       – мембранные  коацерваты
         (пробионты).
       – неклеточные органеллы

                       ОСНОВАНИЕ СТВОЛА
    (Уровни 5 - 6)
    Простые формы –  живые**
. 
    Одноклеточные.
        – Прокариоты.
        – Эукариоты.

    * Словами «мёртвые» или «неживые» я обозначаю структуры, принципиально отличающиеся от живых белковых тел. На самом деле «мёртвые» (с точки зрения живых белковых тел) материально-энергетические структуры, могут оказаться частью живых и даже разумных тел. Подробнее об этом в 3-й и 5-й частях книги.  
    ** Живыми я называю фазово-обособлённые структуры, постоянно метаболирующие (осуществляющие обмен веществами и энергией как внутри своих тел, так и тел, в целом, с внешней средой) с целью своего существования, и прошедшие путь белково-нуклеиновой эволюции. 

                      НИЖНЯЯ ЧАСТЬ СТВОЛА
    (Уровень 7)
    Сложные формы –  живые
. 
    Многоклеточные.
    а). "Пищевые комки"
       –  Морулы.
    б). "Пищевые шары, пузыри"
       –  Вольвокс. Бластулы.
    в). "Пищевые кошельки"
       –  Бластопоры. 
    г). "Пищевые сумки"
       –  Гастропоры.  
    д). "Пищевые котомки"
       –  Паренхимулы.
       –  Планулы.        
    е). "Пищевые мешки"
       –  Гидры. Губки. Плоские черви.

                       СРЕДНЯЯ ЧАСТЬ СТВОЛА
    (Уровень 8).   
    Особо сложные формы жизни
.
    Империи клеток    
    "Пищевые трубы" 
       –  Кольчатые черви.
       –  Моллюски.
       –  Ланцетник.     
       –  Рыбы. 
       –  Земноводные.
       –  Пресмыкающиеся.
       –  Млекопитающие.
       –  Приматы.
       –  Человек "разумный".

                       ВЕРХНЯЯ ЧАСТЬ СТВОЛА
    (Уровень 9).
    Полуразумные (переходные) 
    формы жизни

       –  Люди, объединённые в Многочеловеческие организмы (МЧО) – семьи, поселения, города, государства, межгосударственные объединения, содружества, союзы, мировое сообщество; экономические, политические, общественные, религиозные и иные объединения и союзы людей, нередко конфликтующие и враждующие друг с другом вплоть до войн, убийств и самоубийств. 
    (Уровень 10)
    Разумные формы жизни.

      –  Люди Разумные. (Солнечные Индивидумы и Солнечные МЧО, полностью исключающие убийство людей и животных; использующие продукты растительного происхождения для полноценного питания).
    (Уровень 11)
     Бого-люди.

      – (Солнечные Индивидумы и Солнечные МЧО, использующие неживую природу для производства продуктов Солнечного питания).
        –  Солнечное Единое Тело Индивидумов Земли – (СЕТИЗ), сменившее организацию своего питания с «Пищевой трубы» на "Пищевое кольцо". (Органами "Пищевого кольца" являются различные МЧО).
       – Великое Кольцо Цивилизаций Нашей Вселенной.
    (Уровень 12).
    Высшие формы жизни.

        –  Творцы материи-энергии. Творцы Вселенных. Боги.

                  ТВОРЧЕСКАЯ РОЛЬ ПИТАНИЯ

    О том, как с помощью процессов питания образовались простые и сложные формы неживой материи (уровни 2–3 и 4–5) рассказывалось в 1-й части книги. Теперь давайте посмотрим: каким образом питание осуществляет миссию творца жизни, её усложнения и прогресса. 

                   Мёртвые,  полумёртвые-полуживые,   
                                доклеточные формы

                       НЕОРГАНИЧЕСКИЕ КРИСТАЛЛЫ
    У меня дома есть небольшая коллекция минералов. Её "экспонаты" постоянно раздариваются друзьям. Правда, и пополняются почти ежегодно. Всякий раз, после очередного туристического похода с семьей по горам.  
    Кальциты, пириты, молибдениты, прозрачные разновидности гипса, вулканические бомбы, жеоды, агаты, халцедоны, сланцевые отпечатки древних рыб, окаменелые деревья, аммониты, белемниты... 
    Наибольшее любопытство у гостей вызывают щетки и друзы чистых, как родниковая вода, кристаллов горного хрусталя.
    Мне всегда интересно наблюдать, как рассматривают их люди, не знакомые с кристаллохимией.  
    Какие только тут предположения не услышишь по поводу происхождения кристаллов и их переливающихся на свету граней!  
    Трудно поверить, но были, к примеру, и такие: "Грани кристаллов выточены и отполированы мастерами на специальных станках, а затем аккуратно приклеены к кварцевому основанию. И все это сделано исключительно ради красоты!" (Вот до какой степени люди у нас ценят прекрасное! – Н.Ф.)

               Горный хрусталь
    Тогда я объяснял, что друза эта найдена в горах, на большой высоте, в труднодоступном месте. Что рука мастера вообще не прикасалась к её граням, что все эти грани выросли сами по себе, потому что кристаллы, подобно живым организмам, умеют питаться, расти и размножаться. 
    Но эти пояснения у некоторых вызывали истинное изумление.  
    Даже недоверие: "Как это? Что, в самом деле: ВЫ-РОС-ЛИ?!"
    И я снова с удовольствием пояснял, что в отличие от совершенно бесформенных бутовых камней, из которых делают стройматериалы, кристаллы – образования хоть и мёртвые, но имеющие чёткие, явно выраженные формы и даже признаки жизни! 
    В соответствующих питательных растворах кристаллы, например, могут "самозарождаться", то есть создавать "затравки".  Затем, как и человеческий зародыш, "затравки" кристаллов начинают "питаться", то есть  самоограняться. "Расти", то есть увеличиваться в объёмах. "Размножаться"! И даже восстанавливать в растворах свои повреждённые грани!.. 
    Если, к примеру, выточить шарик из шестигранного кристалла кварца, а затем опустить его в родной, насыщенный раствор и предоставить ему возможность  вдоволь этим раствором "насытиться", то кварц  опять обретёт шесть своих граней!..  
    Когда питание по каким-либо причинам прекращается, кристаллы просто приостанавливают свой рост. Однако не разрушаются. И могут сохранять свои тела многие тысячи, а, возможно, и многие миллионы лет. Дальнейшая судьба кристаллов, как и у живых организмов, во многом зависит от безопасности и комфорта их существования. Во всяком случае, большинство дорогих и красивых кристаллов переживают очень многих своих хозяев!..
    Для тех, кто заинтересовался кристаллами, я даю дополнительные сведения.
    ...Такого завидного для живых организмов долгожительства кристаллы достигают благодаря особенностям своего питания и структуры, которую это питание выстраивает.

      Кристаллы разных веществ    
    Рис. 2. Кристаллы  разных  веществ  отличаются  друг  от  друга  по  своей  форме: 1 – каменная соль,  2 – гранит, 3 – алмаз,  4 – квасцы (водные двойные соли), 5 – берилл,  6 – турмалин,  7а  и 7б – кварц, 8 – медный купорос. (М.П. Шаскольская «Кристаллы», М, «Наука»,1978).

    Живые тела вместе с новыми питательными веществами ЗАХВАТЫВАЮТ и новую энергию, аккумулируют её и используют для поддержания внутреннего равновесия своих структур, т. е. для сохранения своих тел. С прекращением питания живые тела распадаются на составляющие их равновесные химические элементы, не требующие энергии для поддержания равновесия своих структур. Распадаясь, живые тела возвращают энергию окружающей среде.
    В кристаллах всё наоборот. Присоединяясь к "затравке" или к растущему кристаллу, молекулы вещества ОТПУСКАЮТ всю ненужную им в новых структурах энергию и выстраиваются в виде кристаллической решётки. В результате структура кристалла сразу же, с момента своего рождения, становится исключительно равновесной, устойчивой, строго упорядоченной, почти с полным отсутствием свободной энергии.
    С точки зрения биологов, кристаллы – не просто мёртвые, а очень мёртвые – особо мёртвые тела! Строгий порядок кристаллических структур биологи называют "кладбищенским" (см. Б.М. Медников «Аксиомы биологии», М 1982).
    Однако с точки зрения геологов и кристаллохимиков, именно исключительная упорядоченность структуры кристаллов и их почти идеальное внутреннее энергетическое равновесие, достигаемое с помощью кристаллической решётки, как раз и позволяет кристаллам сохранять свои тела в неизменности (то есть жить, существовать, не распадаясь) практически вечно.
    Мало того: если когда-то искусственный разум будет всё-таки создан, то главная его деталь – гигантская  память – будет состоять непременно из кристаллов (возможно даже из квантовых кристаллов). Ибо только кристаллы способны сохранять неограниченно долго практически неограниченный объём информации. Ничего более надёжного для таких целей природа пока не придумала. Точнее сказать, мы об этих структурах пока ничего не знаем.
    Можно также предполагать и догадываться, что если у каждого человека есть вечная и бессмертная Душа, о которой говорят все религии мира, то по структуре своей, скорее всего, она представляет собой некий энерго-информационный кристалл с гигантским объёмом памяти и с какими-то необыкновенными свойствами (о структуре параллельных миров, в том числе и о возможной структуре Души подробнее см. главу 12, а также мою книгу "Танатотерапия").
    О свойствах и способностях неорганических кристаллов, в том числе квантовых, написаны сотни, если не тысячи, разных книг. Тем не менее, впечатление такое, что главные тайны кристаллов, в том числе квантовых, мы начинаем только-только постигать!..
    Во всяком случае, в отличие от бесформенного хаоса (газа), неорганические кристаллы – это уже форма упорядоченной материи, а значит – и первый шаг к белковой жизни.       
    Когда любопытный человек впервые узнаёт все эти сведения, он проникается  к  кристаллам (особенно к  тем, что относятся к его знаку Зодиака)  невольным  уважением, почтительностью и любовью! А иногда   даже – полумистическим страхом, как к созданиям хоть и неживым, но способным даже оказывать на живых людей (в том числе на их здоровье и судьбу) как  положительное, так и отрицательное влияние!   
    В это можно верить или не верить.
    Нам, однако, важно понять: природные образования – энергетические консервы – нельзя делить грубо и просто на мёртвые и живые. Между этими двумя царствами имеется целый ряд переходных структурных уровней. В их числе, как неорганические, так и 
 
                        ОРГАНИЧЕСКИЕ КРИСТАЛЛЫ
    Нуклеиновые кислоты (ДНК, РНК), белки, жиры (липиды), углеводы (сахара) по своей структуре и формам также относятся к кристаллам, однако к  гораздо более сложно устроенным. 
                                Кристалл  ДНК, 
 к  примеру,  представляет собой двойную цепь нуклеотидов, которые в свою очередь имеют азотистые основания, а цепи соединены  между  собой  водородными связями.
  Питаются, растут и размножаются кристаллы ДНК так же, как и неорганические кристаллы. Сначала самособираются в питательной среде от "затравки". Затем с помощью специально изобретенного и усовершенствованного природой питательного процесса, который называется матричным комплементарным самокопированием. Кристаллы ДНК кодируют и несут в своей структуре  всю наследственную информацию об организме.
                Кристал ДНК
Рис.3. Модель двунитчатой структуры кристалла ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты).

                                Кристалл РНК
    Однонитчатая цепь нуклеотидов. С помощью процессов питания участвует в съёме (матрицировании – мРНК), переносе (транспортировке – тРНК) и (рибосомной – рРНК) реализации информации, закодированной в ДНК, – в структурах выстраиваемых белков.


                             Кристалл БЕЛКА  
    имеет одновременно четыре структуры.   
    Свойства первичной  определяются порядком чередования (последовательностью) аминокислот в полипептидной цепи. ("Полипептиды" – органические соединения – промежуточный продукт между аминокислотами и белками).   
    Свойства вторичной структуры составляет спираль белковой цепи с одинаковыми расстояниями между витками. 
    Свойства третичной структуры белка определяют закономерности переплетения и взаимодействия участков белковой цепи, свернутой в клубок, и сама форма клубка. 
    Свойствами четвертичной структуры обладают сложные белки, состоящие из нескольких цепей, различающихся по первичной структуре и объединённых вместе в один клубок (молекулу белка).

 

    Кристалл белка
    На рис. 4 вашему вниманию предлагается наиболее наглядная и понятная, на мой взгляд, схема строения сложнейшего органического кристалла – белка (рис. из учебника "Общая биология" для 10-11-х кл. средней школы (М. "Просвещение", 2000).


    Благодаря именно своей структурной сложности белки могут  выполнять самые разные роли, а именно быть: 
    а) строительным материалом для внутриклеточных структур (структурные белки), 
    б) катализаторами – ускорителями реакций во внутриклеточных реакциях (ферменты или энзимы), 
    в) регуляторами физиологических процессов в организме (гормоны; однако не все гормоны – белки!), 
    г) средствами защиты организма (антитела), 
    д) источниками энергии (при задержке поступления новых питательных веществ, нехватке углеводов или жиров клетка начинает "сжигать" аминокислоты белков, используя освобождающуюся энергию для поддержания своей жизнедеятельности).
    Первые белки, жиры, углеводы и нуклеиновые кислоты  на Земле самособрались с помощью процессов питания в первичном питательном бульоне. После того, как состоялась "ручная", "поштучная" сборка живых организмов (как это произошло, рассказывалось в первой части) в процессе их эволюции, природа частично "автоматизировала" процессы питания.  
    Так, для производства белков в необходимых количествах клетки изобрели "механизм"  гораздо более сложный и, вместе с тем,  более производительный, чем простое матричное копирование. "Механизм" этот  называется  "рибосомным синтезом белков". Принцип его работы доходчиво описан в школьных учебниках по биологии, поэтому нет смысла его пересказывать. Отметим лишь, что рибосомный синтез белков осуществляется  только в питательной среде живых клеток.
    Это не значит, что белков, собранных природой "вручную", "поштучно", на заре зарождения жизни было очень мало. Первичный питательный "бульон" на Земле был в то время так богат, что белки, как и другие органические кристаллы – "вершины" химической эволюции, самособирались в массовом порядке. (Как они это делали, с помощью каких процессов питания эта самосборка производилась – об этом смотрите 3-й уровень Таблицы №1.) 

    Однако, несмотря на сложность своей структуры и на свою нынешнюю принадлежность к живым организмам,  несмотря на то, что органические кристаллы имеют многие важные признаки жизни, живыми телами они не являются, поскольку не обладают всеми  признаками  жизни. 

                                ВИРУСЫ
    Те же кристаллы. Только ещё более сложные по структуре. Состоят из нуклеиновых кислот (ДНК или РНК) и белковой оболочки – капсида. Таким образом, кристалл вируса – это сложный биологический комплекс – нуклеопротеид. 
    Как и все кристаллы, вирусы растут и размножаются в питательной среде – от себе подобных "затравок".  Как и у всех кристаллов,  рост и размножение вирусов прекращается сразу,  как  только иссякает их "кормилица" – питательная среда.  

 

           Вирус, самосборка вируса
    На рис. 5 наглядно представлена структура кристалла вируса табачной мозаики и самосборка кристалла вируса из белковых субъединиц и молекулы РНК.

      Кристал вируса бактериофага

    Рис. 5 а. Схема строения кристалла вируса бактерий (бактериофага) и принципиальная схема его размножения.

 

    Кристалл вируса

 

         Формы кристаллов вирусов

   Вирус – исключительно противоречивое сооружение. Открыт в 1892 году русским биологом Д.И. Ивановским. Но и до сих пор вирус вызывает жаркие споры о том, живым или неживым образованием он является. Американский биохимик У.М. Стенли назвал вирус "живым  кристаллом"! И это название в определенной степени также противоречиво, как и обозначаемое им тело.
    Структурная и функциональная противоречивость вируса отражается и на страницах книг о нём. 
    Например, все учебники по биологии 20-го века решительно отказывают вирусу в праве называться живым.  Но те же самые учебники ставят вирус первым среди живых образований. 
    И изучают его.  
    Казалось бы, где тут логика? Ну, не признаёте, господа теоретики биологии,  вирус  живым – отдайте его химикам! Или даже геологам! На том хотя бы основании, что он – кристалл! Химики и геологи люди практичные – живо найдут ему дело! И будет вирус работать, как миленький! Как все трудовые кристаллы.
    Так нет! 
    Живым не признают! 
    Никому не отдают! 
    И народ пугают! 
    Хотя биологов понять можно. Вирус тесно связан с жизнью. Он без  живой клетки, с помощью которой (и поедая которую!) только и может воспроизводиться, в буквальном смысле не жилец! 
    Да и клетки без вирусов, судя по всему, не шибко бы развивались.
    Вирус – сложнейший  агрегат мёртвой материи.  Её гордость.  И одновременно – "камень", брошенный мёртвой материей в живую. Вот, мол, тебе! Не зазнавайся!  
    "Вирусы – враги всего живого на Земле!" – решительно заклеймил их в статье "Эволюция вирусов", ("Природа",  № 5, 1988),  русский академик В.М. Жданов – крупнейший российский вирусолог, директор института вирусологии (1961 - 1987).
    И на это трудно возразить, особенно, если знаешь, что от вирусов людей погибло во много раз больше, чем от всех войн, проходивших на Земле. О животных и растениях – жертвах вирусов – говорить уже не будем.
    И  тем не менее, мне почему-то очень хочется защитить вирусы от однозначно негативных оценок. Ведь если посмотреть на эти "живые кристаллы" другими глазами, то с не меньшим основанием можно утверждать, что они одновременно и наши друзья. 
    И по мне, так больше друзья, чем враги! Строгие, требовательные, беспощадные к нашему невежеству, к нашей неряшливости. Но всё–таки друзья!
    Вирусы многому нас учат, заставляют нас быть внимательными, осмотрительными, аккуратными; они стимулируют нас к укреплению своего иммунитета и даже составляют "часть механизма" нашего иммунитета. 
    В последнее время, с развитием генной инженерии, всё чаще стали говорить, что вирусы ожидает большое будущее. 
    Однако я думаю, что у вирусов было и не менее великое прошлое. 

    Говоря  о происхождении вирусов, многие биологи 20-го века высказывали предположения, что это дегенерировавшие и деградировавшие клетки. Что эти клетки перешли на паразитический образ жизни,  вместо того, чтобы, столкнувшись с препятствиями в своем развитии, усложниться и продолжать самостоятельно добывать себе питание. Часть вирусов, вероятно, образовалась именно так.
    Тем не менее, установлено, что  огромное число разных  вирусов всё-таки самособралось в первичном питательном бульоне.
    Сущность самосборки вирусов состоит в соединении молекул белка и молекулы ДНК. Белки и нуклеиновые кислоты как бы "полакомились" друг другом, причем в той форме, как это делают сложные химические вещества. Переварить друг друга они не смогли, поскольку ни у белков, ни у нуклеиновых кислот не было для этого соответствующих "желудочных" механизмов. 
    Сцепившись, они так и остались вместе. ДНК окружила себя защитной оболочкой из белка. А некоторые молекулы белка проникли в саму структуру ДНК и проявили себя тем, что заняли в этой структуре достаточно почетную роль её стабилизаторов, регуляторов её матричной активности и даже её защитников. Уравновесив  таким образом друг друга и создав одну из "вершин" химической эволюции, на том обе химсистемы и успокоились. Ничего более существенного, каждая из них и даже обе вместе, сотворить не смогли, поскольку были всё ещё достаточно просты.  
    Отмечая разнообразие генетического материала вирусов, тот же академик В.М. Жданов подчеркивал: 
    "Природа как бы испробовала на вирусах все возможные виды генетических структур, прежде чем окончательно остановила свой выбор на канонических их формах: двунитчатой  ДНК  как хранительнице  наследственной  информации и  однонитчатых  РНК  (рибосомальной,  транспортной,  информационной)  как   посреднике  её  реализации". (Там же, стр. 8).
    Генетическое разнообразие вирусов легко объясняется, во-первых, большим разнообразием способов "поедания" друг друга составляющих его элементов (т.е. способов соединения их друг с другом), а во вторых, тем, что в разных частях Земли растворы "питательных бульонов", видимо, сильно отличались друг от друга по составу, что также  сказывалось на формах и структурах "живых кристаллов". 
    А поскольку вирусы не могли эволюционировать вне клетки (то есть вне питательной среды с соответствующим "инструментарием" для "кормления"), а самих клеток в то время ещё не было, то остаётся предположить, что заменяющей клетку средой на заре зарождения жизни мог являться сам, исключительно богатый и питательный "бульон".  
    Впрочем, картина могла иметь и другой вид.  
    Самособравшись в "питательном бульоне", простейшие вирусы могли оставаться мёртвыми (то есть в покое и равновесии) – без жизни,  без движений и изменений – тысячи, миллионы и многие десятки миллионов лет. То есть до тех пор, пока протоклетки, или доклеточные структуры, не развились в более сложные, а главное, в отличие от вирусов, способные самостоятельно захватывать необходимые вещества из питательного бульона и использовать их для сохранения, роста и размножения своей структуры.
    Как бы там ни было, но приходится соглашаться с биологами, которые-таки не считают вирусы живыми телами. Хотя американец Стенли и назвал вирус красиво "живым кристаллом", но факт есть факт: как все неорганические и многие органические кристаллы, вирусы всё ещё не  умеют обеспечивать себя питанием сами. Поэтому стоят ровно посредине между миром живым и неживым.   

                                           КОАЦЕРВАТЫ
Коацерватные капли, или коацерваты, впервые открыл и описал  гениальный русский ученый, академик А. И. Опарин – учредитель международного общества  по изучению происхождения жизни, основатель теории возникновения жизни на Земле.
    В переводе с латинского "коацервация"  означает "собирание в кучу", "накопление".  
    Соответственно, "коацерваты" рассматриваются, как "собранные", "накопленные" в каплях  различные  вещества, из которых четыре миллиарда лет назад состоял на  Земле первичный "питательный бульон". 
    Такие капли обычно образуются при изменении температуры или состава раствора полимеров. В результате растворы становятся неоднородными. В каком-то слое раствора или в капле накапливается (собирается) большая концентрация веществ, чем в окружающем эту каплю (или слой) растворе. 
    Постепенно коацерваты адсорбируют (поглощают) находящиеся в окружающем их растворе различные вещества и соединения. Эти поглощенные, то есть собранные в капле, различные вещества  вступают друг с другом в химические реакции, начинают взаимодействовать между собой. В результате возникают новые химические соединения. Часть этих соединений становится структурой коацерватов,  другая  часть  выводится за их пределы, а вместо них захватываются и поглощаются новые вещества. 
    Питаясь таким образом, коацерваты постепенно приобретали всё больше признаков живых организмов. Они росли, достигали определенных размеров и распадались.  
    Распавшиеся части становились "затравкой" для роста новых коацерватов. Так простенькие энергетические консервы размножались.  
    Правда, когда окружающие  условия резко менялись или становились неблагоприятными, коацерваты тут же погибали,  дробясь, растворяясь и рассеиваясь в окружающей среде. 
    Однако более удачливые из них выживали, делая счастливые приобретения в своё "хозяйство" и совершенствуя его в ходе естественного отбора. 

                        МЕМБРАННЫЕ КОАЦЕРВАТЫ
                                  (Протобионты)
    Одним из таких счастливых  приобретений у  коацерватов стала сначала тонкаяоболочка, а затем и  наружная мембрана, структурную основу которой составляли жироподобные вещества – липиды.
    Не менее важную роль сыграло и постепенное формирование специализированных белков – ферментов, которые регулировали химические процессы внутри коацерватов.
    Можно сказать,  что с приобретением наружной  мембраны и ферментов коацерват становится почти живым организмом. 
     Резко возрастает его устойчивость перед вредными внешними воздействиями. Там, где это воздействие всё же принимало характер некоторых разрушений (скажем, в результате гравитации, каких-то излучений, солнечной радиации, химических, механических и др. воздействий),  мембрана предоставляла коацерватам возможность более успешно восстанавливать повреждённую структуру.
    Мембрана спасала коацерваты от элементарного растворения (рассасывания своего состава) в воде.  
    Действуя в интересах своего подопечного, мембрана всегда избирательно пропускала те вещества и соединения,  в которых  особо  нуждались "голодные" коацерваты и предохраняла их от неприятностей, задерживая вещества, которые  могли представлять  для  коацерватов  какую-то опасность. 
    Хотя  делились и размножались мембранные коацерваты по-прежнему – путём простого  распада на две или более части.  Причём  каждая часть  вновь  начинала питаться и расти.
    Таким образом, в лице мембранных коацерватов природа наконец-то, нашла то, что так долго искала: основу (базу) для создания жизни. Из числа всех созданных химической эволюцией "вершин"  коацерваты, а тем более мембранные коацерваты, оказались наиболее "продвинутыми" и жизнеспособными. В отличие от всех других переходных (полумёртвых - полуживых) структур, мембранные коацерваты обладали одной важнейшей особенностью: они могли, а главное, ДОЛЖНЫ БЫЛИ ПОСТОЯННО ПИТАТЬСЯ, ЧТОБЫ ОБЕСПЕЧИВАТЬ СОХРАНЕНИЕ СВОЕЙ СТРУКТУРЫ(!) Заметим, что случилось это впервые за всё время белковой линии прогресса питания и материи.  
    (Примечание. Шаровые молнии – образования иные по своей структуре, но  в определённом смысле, аналогичны коацерватным каплям. Шаровые молнии также живут до тех пор, пока питаются. Однако, в неблагоприятных для обеспечения своего регулярного питания условиях Земли, эти образования, вероятно, оказались очень неустойчивыми, быстро распадались и потому не смогли эволюционировать. 
    Правда, сразу оговорюсь: зафиксированы факты и есть свидетельства необычного, «странного», чуть ли не «разумного» и даже индивидуально-личностного поведения некоторых шаровых молний. (Например, описан случай, когда шаровая молния, залетев в горах в палатку альпинистов, по очереди «ныряла» в спальные мешки и убивала их). В этой связи насчёт эволюции шаровых молний высказываются предположения прямо противоположные. 
    Так или иначе, но, либо в начальный период земной истории, либо в каких-то других местах Вселенной, за миллиарды лет эволюции материи-энергии, в принципе, могли создаться, исключительно благоприятные условия для питания шаровых молний. В результате чего эти электромагнитно-химические образования, могли сохраняться долго и даже эволюционировать до живых, а затем и до разумных существ на совершенно иной, небелковой основе. 
    Именно поэтому к встрече на Земле, или во Вселенной с подобного рода живыми структурами надо быть готовыми заранее. Предварительно рассчитав: каким может быть организация питания и создаваемое этим питанием структура тела, образ жизни и конкретное поведение шаровых молний. – Н.Ф.).
    Мембранный коацерват умел не просто обеспечивать себя питанием, как прежние структуры – путём простого присоединения к себе других структур и обеспечения за счёт них своего роста и размножения, но, повторяю, обладал способностью, пусть и примитивного, зато ПОСТОЯННОГО ОБМЕНА ВЕЩЕСТВАМИ И ЭНЕРГИЕЙ С ВНЕШНИМ МИРОМ.  
    Это было уже принципиально новым достижением. Это был механизм постоянного уравновешивания материи-энергии внутри обособленной структуры и, в целом, обособленной структуры – с внешним миром. Механизм того, что физики называют "открытой системой".
    Так, впервые на Земле именно в коацерватах, тем более в мембранных коацерватах, природа "запустила" в действие тот самый комплексный балансовый механизм консервации и освобождения энергии, который стал обеспечивать коацерватной капле в мембране, ни много ни мало, возможность существовать на свете или просто жить. 
    Это было огромное творческое достижение. Истинная победа!
    Единственное, чего мембранному коацервату недоставало, чтобы быть полноценной живой и  РАЗВИВАЮЩЕЙСЯ структурой, так это – генетических признаков.  
    Ни генотипа (индивидуальных наследственных характеристик конкретного организма), ни генома (наследственных характеристик данного вида или рода организмов) у этих структур ещё не имелось. По той простой причине, что носителей подобной информации – нуклеиновых кислот – в своем составе эти живые (но ничего не помнящие!) образования либо не имели совсем, либо имели в ничтожно малых количествах.
    Таким образом, несмотря на  все явные признаки жизни, мембранные коацерваты оставались этакими "иванами",  не помнящими  родства. 
    И ладно, если бы только родства! 
    Мембранные коацерваты не знали и не помнили даже самих себя!
    То есть  по своей структуре это были своего рода "олигофрены", если и не полностью лишенные  "мозга", то, во всяком случае, с совсем  малым  "разумом", не способным к развитию. 
    Даже каплевидные формы тел мембранных коацерватов не имели четких индивидуальностей. Могли слегка меняться. Могли – нет. И в этом были все похожи друг на друга.   
    Одним словом – капли.  Ну, разве что  коацерватные. И в мембранах.
    А в общем и в целом – достаточно хлипкие и аморфные структуры! 
    На их фоне стройные и строгие кристаллы вирусов  выглядели  прямо-таки  красавцами – молодцами! 
    И индивидуальное лицо  имели! 
    И помнили всех своих предков до сотого колена! 
    Одна беда – не могли сами себя воспроизводить!   
    Туговато у них  было  с  "этим делом"!..

    Более трёх миллиардов лет назад Природа, видимо, подумала, посмотрела на эти свои создания, вот так, как, примерно, я теперь. 
    И решила: 

                        "Надо бы их поженить!.." 
            (или, Как образовалась первая клетка-прокариот) 

    Всё произошло неожиданно. 
    Однажды мембранный коацерват, видимо, сильно проголодался. Вместе с другими веществами он  случайно захватил вирус и, естественно, попытался его "переварить".
    Ферменты расщепили капсид – белковую оболочку, а также белки, встроенные в структуру ДНК. ДНК распалась на части.  
    Мембранный коацерват уже приготовился всё это "съесть", то есть присвоить себе.  Да не тут-то было!
    Распавшаяся на части нуклеиновая кислота, оказалась "крепким орешком" и перевариваться не желала.   
    Более того!  Освободившись от белковой "одежды" и обнаружив себя внутри мебранного коацервата неравновесной, злой и голодной, как волк в овчарне, нуклеиновая кислота попыталась тут же, с ходу, "перерезать"  всю эту "овчарню". И, естественно, "перекроить" её на свой лад. По своему образу и в исключительно себе подобные структуры. Да при том ещё с использованием  в качестве своих помощников, самих обитателей "овчарни" –  различных протоорганоидов.   
    Только и у вирусной ДНК ничего не получилось!  
    Внутренняя структура мембранного коацервата  оказалась такой бедной, а "работники" "овчарни" такими  примитивными, что, как говорится, не на что было опереться и не за что было ухватиться, чтобы провести необходимую "перестройку". 
    Собственных же "зубов" и "когтей", тем более собственного "ЖКТ" и других необходимых структур, для того, чтобы обеспечить себя полноценным воспроизводством, вирус, как мы уже знаем, не имеет. 
    У "агрессора"  оставался  один выход: раз нельзя всю эту "децельно-ущербную" "публику" съесть сразу  (то есть использовать её для собственного воспроизводства),  тогда  можно и нужно есть её постепенно,  возглавив всю её деятельность. То есть заставить-таки это сборище коацерватное работать в поте лица своего так, чтобы оно регулярно поставляло питательные вещества и всё прочее, необходимое для её, нуклеиновой кислоты, питания, роста и самокопирования...
    В итоге получилась смешная картинка: пока вирусная ДНК (или РНК), распавшаяся на две – три или более части, пожирая  внутренности своего мебранного "огорода", сотворяла себе копии распавшейся цепи (используя питательные вещества и аппарат протоклетки), сама протоклетка за это же время успевала захватывать новые порции питательных веществ и  вырастать в объёме.
    Причём, вырастать настолько, что когда нуклеиновые цепи завершали цикл своего восстановления, вместе с этим завершением  примерно  в равных долях (в каждой  из которых оставалась дочерняя ДНК),  распадался и наш  мембранный  коацерват. 
    Затем все повторялось вновь.
    Но вот диво!  
    Получив  себе "руководящую нить", наш мембранный коацерват буквально преобразился на глазах. Посвежел, похорошел. Заимел собственное лицо. Собственный, пусть пока и небольшой, но всё-таки  "мозг". "Память"! И даже "разум"!
    Со временем, когда "руководящая нить" трансформируется в "руководящее  ядро" клетки, а сами клетки объединятся  в  многоклеточные  организмы и разовьются в клеточные империи  типа "хомо сапиенс", наш "иван" обязательно вспомнит всех своих родственников и совершит чудеса, о которых никогда не помышлял.
    Но пока он получил всего лишь "руководящую нить" и почувствовал себя "личностью"!
    (Примечание. Картина "внедрения вируса в мембранный коацерват" – это моя личная гипотеза происхождения прокариот. Нигде ничего подобного я не читал. Как и в целом, не встречал публикаций, в которых бы излагалась  теория происхождения прокариот. Не попадалась мне также и информация о том, проводились ли экспериментальные попытки внедрения вирусов в коацерватные капли Опарина. Мне кажется, было бы интересно попробовать! Я убеждеён, что из  примерно тысячи (или сколько их там теперь уже!) открытых и описанных вирусов какой-нибудь обязательно повторит эффект четырехмиллиардолетней давности. То есть превратит мембранный коацерват в прокариотическую клетку. Таким образом, будет искусственно повторен некогда естественно самоосуществлённый процесс сотворения жизни. – Н.Ф.)

                        Одноклеточные формы

                                   ПРОКАРИОТЫ
    Картину "внедрения вируса в мембранный коацерват"  можно изложить и в виде притчи.
    Жили себе порознь два одноруких и одноногих существа. Однажды они сцепились друг с другом за кусок «хлеба», валявшийся на земле. И вдруг каждое почувствовало, что использует в борьбе за хлеб ногу и руку своего соперника. С помощью друг друга оба утолили-таки свой голод. Но с тех пор так и стали жить вместе, слившись в единый организм.  И не прыгал он  уже, передвигаясь, а спокойно шагал на двух ногах, добывая себе пропитание.
    В мире микроорганизмов подобный "фокус" – один из вариантов эволюционного развития, который называется симбиозом. 
    Кстати, один из мембранных коацерватов мог также случайно захватить, а затем и объединиться  с совершенно "голой" ДНК–- кольцевой двухспиральной, без капсида. Такая "голая" ДНК называется  плазмидом.  Впрочем,  по  классификации  того  же  В.М. Жданова, плазмиды также следует относить к вирусам.
    Заполучив себе "руководящие нити" – ДНК и РНК, "мембранные коацерваты" стали различаться по  генетическим  признакам и закреплять эти признаки в потомстве.  
    Так что, если кто из нас, людей, всё-таки решит докопаться до истоков своей родословной, то скорее всего он упрётся в те самые первые клетки, что появились в результате симбиоза вирусов и мембранных коацерватов около трёх – трёх с половиной миллиардов лет назад. 
    Эти первые клетки – (самые древние наши предки) – пока не выделены в числе других, известных науке. Возможно,  учёные и не смогут когда-либо выделить их. Вместе с  архео-,  мико-,  циано-  и многими другими  бактериями,  возможно,  у  самых древних наших предков так и останется общее название – прокариоты (в буквальном переводе с греч.– "доядерные"); то есть клетки, не имеющие отграниченного мембраной ядра.  
    Но на всякий случай будем считать: все древние бактерии – наши вероятные предки, а стало быть и наши родственники.

    Сегодня, по крайней мере, совершенно ясно: именно прокариоты были на Земле первыми, истинно живыми  организмами.  
    Только они, прокариоты, научились и обеспечивать себя  питанием, и осуществлять постоянный обмен веществами и энергией с внешней средой для сохранения энергетического  равновесия своей структуры, и закреплять  приобретаемые в ходе естественного отбора  навыки  в своем потомстве.
    Именно с них, доядерных клеток, и начинает белковая жизнь своё  победоносное шествие по Земле. 
    Вначале прокариоты питались почти так же, как мембранные коацерваты, путем осмотического всасывания необходимых питательных веществ, находящихся за пределами своего "огорода" – мембраны.  
    Пред лицом вредных внешних воздействий "мембранный огород"  укреплял кое-как, с помощью того же осмотического питания и рибосомного синтеза, свою внутреннюю структуру,  уберегал её от распада – так и существовал. 
    Благо, питательный "бульон" для всеядных прокариотов находился под боком или почти под боком. Захотелось есть – нет проблем!  Чуть ослабил мембрану (а она от голода и сама  ослаблялась) – и вот он, "бульончик", уже внутри! Не успел переварить и усвоить одну порцию, как омывающие тебя течения уже подносят новую!
    Так же с проблемами внутриклеточных выделений – как говорится, "никуда ходить не надо!.." – И опять же: омывающее тебя течение всё само уносит!.. – Живи – не хочу! 
    Не случайно весь период такой жизни в биологии называют  "райским".  
    Как самые "умные" и "продвинутые"  на  тот  момент структуры, прокариоты стали быстро расселяться по всей Земле, занимая все возможные водоёмы и приспосабливаясь к самым разным экологическим  условиям.

                   Прокариоты
    На рис. 6 можно внимательно рассмотреть схемы строения различных прокариотов: а – микоплазма,  б – бактерия,  в – сине-зелёная водоросль. 

    Питаясь, размножаясь и выделяя продукты своей жизнедеятельности, прокариоты сотворили массу добрых и полезных дел для всех последующих организмов.
    Вот лишь главные добрые дела прокариотов:
    – мощная азоновая атмосфера – "бронированный щит", закрывающий Землю от смертоносного  дыхания космоса;  
    – кислород в воздухе – важнейшее условие для эволюции других организмов;  
    – обе печение круговорота веществ в природе;
    – создание огромных запасов полезных ископаемых, типа Курской магнитной аномалии. 
    Но, пожалуй, самая главная заслуга  прокариотов в другом. В том, что какая-то их часть в борьбе за питание и существование постоянно себя "исправляла", "улучшала", "усложняла" и "совершенствовала". 

    Когда в связи с первым "перенаселением" планеты наступил период "лёгкого голода",  прогрессирующие прокариоты смогли продемонстрировать все свои преимущества. К тому времени некоторые из них  уже  обзавелись такими  приспособлениями, как  жгутики, позволяющими вести более  активный поиск питательных веществ. Другие смогли усовершенствовать свой внутренний аппарат (например, "приобрести"рибосомный синтез белков), третьи обогатились новыми органоидами – разного рода и назначения пузырьками, вакуолями, сомами – внутриклеточными телами, которые облегчали процесс захватывания, переработки, расщепления и усваивания необходимых веществ, энергии и выведения продуктов распада. Наконец, развивающиеся клетки обзавелись пластидами и  метахондриями, которые  решали практически все внутренние энергетические проблемы, позволяя клеткам полностью перерабатывать,  усваивать  и даже откладывать про запас  захватываемые вещества и энергию.
    Те из клеток, что  успели  усложнить свои структуры, могли запасаться  теперь  питанием, а значит  легче  переносили его временное отсутствие.  Другие научились не лежать без движения  и не просто скользить по течению в надежде на случайное попадание в богатый питательный бульон, а с помощью своих жгутиков, ворсинок и других приспособлений - передвигаться в пространстве;  буквально – извиваться, крутиться, или выпячивать свои тела, делая из этих выпячиваний временные(ложные) ножки, и таким образом, добывать себе питание.
    Естественно, усовершенствованные структуры получили явное преимущество перед теми, что так и остались верны принципу "подбокового" питания. И когда "ленивцы" стали от голода вымирать мириадами,  более сложные клетки сумели выжить.
    Самоотверженная "работа над собой" у прокариотов продолжалась около двух миллиардов лет. И эта работа завершилась созданием истинных совершенств. То есть клеток, которые впоследствии составили весь растительный и животный мир Земли.

                                   ЭУКАРИОТЫ
    Давно когда-то и где-то я вычитал одну поразившую меня  фразу. К  сожалению, не запомнил  её автора, но  мысль навсегда  отложилась  в  памяти:
    "Создав ядерные клетки, эукариоты, природа решила все свои проблемы по созданию  разумной жизни". 
    Мы вернемся к этой фразе, когда убедимся что она  абсолютно верна. А пока давайте рассмотрим на рис. 7 (следующая страница) эукариотические клетки.
    Эукариоты - поистине совершенные одноклеточные организмы. Они имеют всё необходимое, чтобы полностью  обеспечивать себя питанием, жить самостоятельно и независимо. Для этого у них есть полный  набор отделённых внутренними мембранами органоидов. Так, помимо рибосом, обеспечивающих синтез  всех необходимых клетке белков, к этому набору относятся аппарат Гольджи, митахондрии, пищеварительные вакуоли, отграниченное мембраной клеточное ядро. 
    Именно это внутреннее совершенное устройство по организации питания и внешним приспособлениям, позволили эукариотам ещё сотни миллионов лет (около 500-700 миллионов) по–прежнему жить индивидуально. Свободно плавать и питаться всё ещё достаточно "наваристым" питательным бульоном.

 
    Строение и питание "звезды" одноклеточного бактериального мира, наиболее типичной и широко известной эукариотической клетки – инфузории-туфельки.
      Строение и питание инфузории-туфельки  
               Но в  
               клетках книдарий -
               являются уже 
               инструментом
               захвата пищи.


    В итоге "одноклеточная райская  жизнь" для прокариотов и эукариотов продолжалась на Земле, в общей сложности, около трёх миллиардов лет!
    Принцип устройства "райской" жизни – "свободное плавание" в питательном "бульоне" (беспрерывное "купание" в еде!), а также её огромная, почти трёхмиллиардолетняя продолжительность по времени, видимо, наглядно убедили клетки в трёх неоспоримых, по их мнению, преимуществах.
    Во-первых, что это  явно  самая  удобная форма жизни.
    Во-вторых, что это  во всех отношениях  самая приятная  форма жизни.  
    И в третьих, что это, скорее всего, единственно  возможная форма  жизни. 
    Поэтому, когда "райское питание" и "райские условия существования" на каких-то пространствах  планеты  завершились (например, в результате  возможного некоторого снижения температуры и общего похолодания), и наступили времена гораздо более суровые, в том числе и серьёзные перебои с питанием, то клеткам (и, в первую очередь, клеткам генетически родственным!)  ничего не оставалось, как  поплотнее  прижаться друг к другу,  по-прежнему, однако, плавая в питательном бульоне.
    Так  примерно  1 – 1,3 миллиарда лет назад на Земле появились первые

                        Многоклеточные организмы

                                "Клеточные  комки" 

                                           МОРУЛЫ
    В переводе с латинского, "морула" – "тутовая ягода".
    Прижавшиеся друг к другу  родственные клетки – первые  многоклеточные  организмы  (клеточные комки) – выглядели примерно так же, как  тутовая ягода. 
    Какие причины заставили прежде свободных, независимых и индивидуально живущих клеток не расходиться, а оставаться вместе после деления? Понять это теперь, я думаю, нетрудно.
    Голод! И, видимо, присоединившийся к нему холод!
    Чтобы противостоять этим новым вредным воздействиям внешней среды, при каждом очередном своём делении  эукариотические клетки стали не расходиться в разные стороны, как прежде, а оставаться на месте, тесно прижавшись к своим родным "дочерям".
    Оказалось, что вот такое, "прижатое" друг к другу, "комковое" сожительство исключительно выгодно для всех и имеет массу преимуществ перед свободным одиночным плаванием! 
    Во-первых, увеличилась общая площадь поверхности  тела объединённых  клеток,  а значит,  увеличилась  площадь соприкосновения поверхности общего  тела  с питательными веществами. А это намного облегчало задачу захвата питательных веществ.
    Во-вторых, захваченные вещества и энергию родственные клетки распределяли между собой, делясь ими друг с другом через мембрану.  Таким образом, все клетки общего тела оставались либо равно голодными, либо равно сытыми. 
    В-третьих, объединённое существование давало возможность экономнее расходовать захваченное питание и энергию, так как сохранять тепло вместе  гораздо  легче, чем  в  одиночку. 
    И, наконец, в-четвёртых: в случае, к примеру, отсутствия поступления новых питательных веществ клетки морулы всегда могли утолить свой голод за счет поедания одного или двух своих "родственников", в целом оставаясь живыми и невредимыми. Стало быть, решалась, таким образом, извечная проблема  обеспечения запасов питания. А значит, и проблема выживания в сложных условиях. 
    Со временем объединившиеся клетки обеспечили себя общей тонкой оболочкой – общим " простейшим домиком", "чумом" – из тех же липидов. И эта оболочка – "домик"  усиливала  вышеперечисленные преимущества объединённых в морулу клеток. 
    Был, однако, у морулы один, но весьма существенный "недостаток".
    Некоторые  клетки  находились внутри "тутовой ягоды". А стало быть, при всем братском распределении питания и кислорода, в силу объективных причин, "внутренним" клеткам питательных веществ доставалось меньше, чем "наружным". 
    Естественно, внутренние клетки были слабее других. И по той же самой причине, когда приток питания  почему-то сокращался, внутренние клетки чаще других становились "питательными веществами" для своих "поверхностных" братьев.

         Стадии развития оплодотворённой клетки (яйца) 

                               "Клеточные  шары, пузыри"                         

    Постепенно внутренняя полость морулы, превращалась в полость для сбора, хранения и запаса питательных веществ. Эта информация генетически закреплялась в потомстве.  Заново рождающиеся клетки, быстро пройдя стадию "тутового" развития,  тут же выстраивались вокруг общей полости в виде шара или пузыря. При этом каждая клетка нового образования заботилась о том, чтобы как можно больше захватить извне и загнать во внутрь своего "товарищества" питательных веществ. А затем каждая клетка при необходимости брала из этой полости столько питательных веществ, сколько ей было нужно для обеспечения собственных обменных процессов. 
    Именно по такому принципу научились выстраиваться в колонии невероятно размножившиеся растительные клетки, получившие название 
           
                                           ВОЛЬВОКС
              Вольвоксовые

    Эти первые многоклеточные объединения растительных клеток оказались настолько удачными и  жизнеспособными, что дожили до наших дней. Однако в силу самого устройства своего питания растительные клетки вынуждены были связать свой прогресс с водной или земной поверхностью, вести прикреплённый образ жизни и, естественно, не смогли развиться в динамичные и тем более разумные формы  жизни. 
    Такие формы  могли создать  только  фитоядные  эукариоты. И они создали их. 
    Первой такой формой была, как уже сказано, морула. Естественным её развитием и продолжением стала другая многоклеточная форма родственных клеток.

                                           БЛАСТУЛЫ
    Внешне  бластула (животная) почти ничем не отличается от вольвокса (растительного).
    Как и вольвокс имеет жгутики (ну, может быть, разве что меньших размеров), с помощью которых передвигается в питательной среде. 
    Как и у вольвокса, внутренняя полость бластулы  (биологи называют её бластоцелью) является хранилищем питательных веществ. 
    (P.S. Кстати, слово "бластоцель" в переводе с греческого означает "полый росток." Однако, ни в одном учебнике по общей биологии 20 века не говорится о том, какую роль, какие функции и задачи выполняет бластоцель. Между тем, бластоцель – это то главное, ради чего клетки обьединились в многоклеточный организм – полость для сбора и хранения запаса концентрированных питательных веществ. Не случайно концентрация питательных веществ в бластоцели во много раз превышает концентрацию питательных веществ в жидкой среде, в которой обитает бластула. 
    Составители БЭС "Биология" (М.1999, стр.74) называют питательные вещества бластоцели "жидкостью, отличающейся по химическому составу от окружающей среды", видимо, не догадываясь о её назначениях и функции – Н.Ф.)  
    Как и у вольвокса, создаваемые внутри запасы "продуктов питания" (бластоцель) служили клеткам бластулы "общим котлом", из которого каждая черпала для себя  всё необходимое для жизни.
    Сегодня бластулами чаще называют зародыш многоклеточных животных в определённой стадии развития. А в очень давнее время, на заре зарождения многоклеточных, – это были первые самостоятельные животные организмы. До наших дней в виде самостоятельных существ бластулы сохранились в качестве свободноплавающих личинок (целобластул) некоторых известковых губок, стрекающих кишечнополостных (книдарий) и иглокожих. Целобластула представляет собой слой призматических  жгутиконосных клеток, окружающих бластоцель. В процессе своего равития клетки целобластулы с одного конца постепенно вдавливаются в бластоцель. В итоге целобластула переходит в другую стадию развития – стомобластулу (от греческ. "стома" – рот).
          Бластулы
    Вот так, прошу заметить, просто и буднично произошла величайшая в истории жизни на Земле перестройка! Произошло принципиальное изменение положений, в результате чего первичный питательный  "бульон", сформировавшийся на Земле около четырех миллиардов лет назад,  оказался  уже не снаружи,  а  внутримногоклеточных организмов.  
    Да-да,  дорогие друзья, это именно тот самый, древний океан из питательного "бульона", о котором мы всё время говорим, в котором самособрались "вершины" химической эволюции. Тот самый океан, в котором сформировались  вирусы  и "мембранные коацерваты". Тот самый океан, где они затем "поженились" и где (в результате такой "свадьбы") появились на свет прокариоты – первые комочки жизни, развившиеся затем в эукариоты. Именно этот самый первичный "океан" из питательного "бульона" теперь оказался внутренней питательной полостью объединившихся в многоклеточные организмы  эукариотов!
    Цирковой номер высочайшего класса, не правда ли? 
    Без преувеличения! Подобная перестройка стала величайшим шагом живых организмов  на пути к своей независимости от окружающей среды. 
    Пройдёт еще целый миллиард лет до того, как питательная полость бластулы (бластоцель), по мере развития многоклеточных организмов,  трансформируется в межклеточную питательную жидкость (о том, как это будет происходить – речь впереди) – в ту самую межклеточную жидкость, из которой берут теперь для себя необходимые  питательные вещества все клетки человеческих существ. 
    Однако начало этому процессу было  положено именно тогда, в то давнее-давнее время, когда первые родственные клетки, выстроившиеся  в форме шара или пузыря, образовали свой собственный, внутренний "питательный водоем" – бластоцель.

                             "Пищевые  кошельки"

    Со временем недостатки обнаружились и у бластулы.  
    "Шарово-пузырная" форма объединённых клеток в погоне за питанием  не могла "раздуваться" бесконечно (чтобы увеличивать площадь соприкосновения с питательными веществами и побольше их захватить). В процессе "раздувания" "пузыря"  нарушалась его  устойчивость перед воздействиями внешней среды, и при сильных волнениях  громоздкий многоклеточный "пузырь" легко разрушался.  
    К тому же  часто случалось так, что питание (скажем, скопление бактерий  прокариотов  или фитоклеток)  находилось только с одной какой-то стороны. Приходилось с помощью жгутиков  двигаться именно в эту сторону. Но сферическое устройство бластулы не позволяло захватывать  максимально  возможное количество клеток, чтобы обеспечить себе запас. "Питание" порой скользило по сфере и протекало мимо "пузыря", вместо того, чтобы попадать во внутрь. 
    Совершенно естественно, что клетки бластулы стали перестраиваться  так, чтобы как можно эффективнее задерживать протекающую мимо еду. 

                                     БЛАСТОПОРЫ
    Одним из таких способов  вначале  стала  "вмятина", а затем  и более глубокая "впадина" на поверхности шара бластулы.
    "Бластула с впадиной" стала весьма похожа на "открытый рот",  точнее, на раскрытый "кошелёк", прикрытый "сверху" лишь сеткой редких (с большими просветами – порами) клеток.
    "Открытые рты", или живые "пищевые кошельки", – бластопоры  (в дословном переводе с греческого "бластопор" – "зародыш или росток, имеющий рот") –  с помощью своих  жгутиков  могли  гораздо эффективнее гоняться за окружающей их  добычей.
    Захватывая питательные вещества, в том числе и индивидуальные клетки, бластопоры растворяли их в бластоцели - первичной межклеточной жидкости  и, таким образом, повышали концентрацию питательного" "бульона" внутри своего образования. То, что годилось в питание, клетки усваивали. То, что им не годилось, а также продукты своей жизнедеятельности  они выбрасывали за пределы своего образования, через  свой  "первичный рот".
    Через  какой-то  промежуток  времени, очевидно, когда питание во внешней среде стало ещё более "редким", бластопоры  усовершенствовали свою форму.
       Бластопоры


                             "Пищевые  сумки"

                                  ГАСТРОПОРЫ
"Впадина" ещё сильнее вдавилась в "шар".  И уже половина сферы "шара"  ввернулась в его полость.  
В результате  так называемой  "инвагинации"  полость внутри теперь уже двуслойного образования (бывшая бластоцель) становится первичным "желудком" – гастроцелью.
Такое образование биологи называют  гаструлой (или гастреей).   
И  внешне,  и функционально гастрея стала еще больше похожа на "раскрытый  рот", полость которого  одновременно является  и маленьким, замкнутым "желудком" (имеющим только один вход  и не имеющим выхода). Или на рыбачье "веретено" – так у нас на Дону называют ловушки для рыб (конструкция из двойного каркаса,  обтянутого сетью, с одним входом).
В живом "веретене" роль сетевых ячеек выполняли составляющие его клетки.
Рисунок, который я прилагаю, поможет вам лучше понять структуру гастреи (гастропора). 
       Гастрея в стадиях развития
    В справочниках по биологии слово "гастропор" значится как устаревшее. Теперь  многоклеточные с описываемой нами формой называют гаструлами (или гастреями). Однако, старое название – "гастропор" (в буквальном переводе с греческого – "желудок со ртом"), на мой взгляд, более точно отражает конструкцию организма. А для нас ещё и более  наглядно в плане иллюстрации этапов клеточных перестроек.    
    По мере дальнейшего усовершенствования способа захвата питательных веществ и поддержания внутри себя – разумеется, только для клеток своего сообщества(!) – необходимой концентрации питательных веществ гастропоры (гаструлы, гастреи), в свою очередь, вынуждены были трансформироваться в новые многоклеточные образования. 

                        "Пищевые  котомки"
        
                              АМФИБЛАСТУЛЫ
    К таким многоклеточным образованиям можно отнести бластулообразную личинку некоторых известковых губок с резким различием специализированных клеток.
    Развивается личинка из стомобластулы в паренхиме материнской губки, из тела которой выходит наружу через водоносные каналы. Некоторое время свободно плавает, затем прикрепляется и образует молодую губку.

                            Амфибластула губки

                                ПАРЕНХИМУЛЫ
    Эволюционно развитые и приспособленные к жизни в определённых условиях целобластулы и гастропоры.
    В буквальном переводе с греческого "паренхима" – "налитое рядом". Означает способность клеток накапливать в себе (точнее, во внутриклеточных вакуолях) разного рода запасные вещества – белки, жиры, антоцианы (красящие вещества очень сложной структуры, родственной нуклеотидам), танины (вещества, способные связывать в организме бактериальные токсины и ядовитые соли), а также многие другие вещества, с помощью которых клетка как питается, так и выполняет различные специализированные функции в многоклеточном организме. Именно составом своей паренхимы в животных организмах отличаются, к примеру,  клетки печени от клеток лёгких, клетки селезёнки и др. желез – от клеток мышц, костей и др.
               Паренхимула
    Паренхимула – многоклеточный организм уже достаточно сложный, со специализированными клетками.
    Тело паренхимулы, подобно телу короткого червя, слегка вытянуто. Состоит из эктодермы – наружного слоя жгутиковых клеток и эндодермы – внутренней массы паренхиматозных клеток (то есть клеток, в которых накапливаются запасные питательные вещества).  Анимальный её полюс (то есть область, где расположены основные жизненные органы  –  нервная  система,   примитивные  органы чувств, мышцы) обращён при плавании вперёд и является полюсом прикрепления, когда паренхимула оседает на дно и превращается в губку. Вегетативный полюс (область расположения органов питания, роста и размножения) – физиологически задний.
    В процессе  развития паренхимула либо оседает на дно и превращается в губку, либо переходит в стадию планулы.

                                    ПЛАНУЛЫ
    Планула – личинка многих стрекающих кишечнополостных.
    В переводе с латинского "планула" означает "плоская". 
    Развивается из яйца или проходит стадию паренхимулы. От последней отличается большей специализацией наружного слоя клеток и наличием гастральной полости (внутреннего "водоёма" питательных веществ, из которого "кормятся" все клетки планулы). Наружный слой клеток представлен высокоспециализированными (разными по структуре и назначению) жгутиконосными клетками, среди которых имеются кожно-мускульные, нервные, стрекательные, особенно на переднем конце.
    Кожные клетки ограничивают замкнутую полость кишки. 
    Планулы плавают в толще воды, затем прикрепляются ко дну и превращаются в гидру или в какой-либо другой полип (стрекательное кишечнополостное животное). Некоторые планулы могут проходить еще и стадию актинул.

 

            Планулы

 

                                 АКТИНУЛЫ
    В переводе с греческого "актис" – "луч". 
    Актинула – полипообразная плавающая личинка некоторых стрекающих кишечнополостных и медуз. 
    Имеет рот, окружённый щупальцами, тело покрыто ресничками. Как и планула, может прикрепиться ко дну аборальной стороной (аборальная  - сторона противоположная рту) и превратиться в полип, скажем, гидру. А может некоторое время вести свободный плавающий образ жизни и затем развиться в медузу.
                Актинула

                         "Пищевые  мешки"
                       (Кишечнополостные)   

                                     ГУБКИ    
    Ярко выраженное мешковидное или бокаловидное тело высотой от нескольких миллиметров до полутора метров и более. 
    Известны с Венда (ок. 700 млн лет назад).  
    Губка состоит из двух слоев клеток. Внешний, поверхностный, слой образован плоскими эпителиальными клетками. Внутренний слой – жгутиковыми воротничковыми клетками. Между этими слоями залегает питательный "бульон", который биологи называют "бесструктурным веществом". 
    Образование "бульона" происходит так:
через поры эпителиальных клеток губки всасывают воду.  С помощью жгутиков проталкивают её через систему каналов и камер, пронизывающих все тело, и процеживают, задерживая находящиеся в ней пищевые частицы  (бактерии, диатомовые водоросли, частицы мёртвых клеток и клеточных тел. С помощью свободно плавающих в "бульоне" клеток пищевые частицы перевариваются и усваиваются, получающимся в результате "бульоном" питаются все эпителиальные клетки,  а продукты их обмена выводятся сначала во внутреннюю полость, а затем наружу через устье губки (первичный рот, который у губок выполняет уже роль ануса).

        Типы губок
    "Питательный бульон" (бесструктурное вещество) формируется  из поступивших в полость частичек пищи специальными, свободно плавающими в нём клетками: 1) амёбоцитами, которые защищают организм от различных инородных частиц, захватывая и переваривая их, участвуют в переваривании пищи, экскреций, выполняют  роль  лейкоцитов,  2) колленцитами,  склеро-бластами и др., которые выстраивают опорную ткань, каркас губки и, наконец,  3) непосредственно воротничковыми клетками. Снабжённые жгутиками, основания которых  окружено  цитоплазматическим  "воротничком" из множества микроворсинок, воротничковые клетки создают направленный ток воды в теле губки, захватывают и переваривают пищевые частицы, а также могут выходить из эпителиального слоя и превращаться в свободные амеёбоциты.
    Интересно, что вылупившаяся из яйца личинка  губки - паренхимула, или амфибластула – прямо  указывает  на предков, от которых произошла губка. Поплавав некоторое время в воде (как бы отдав дань своей прежней жизни), паренхимула оседает затем на дно, прикрепляется к нему и превращается в молодую губку.

        На дне докембрийского моря


                                   ГИДРЫ   
    Гидра. Мешковидное тело размером  5 – 7 мм, вместе со щупальцами – до 3 см.
    Гидру все мы помним по школьному  учебнику. С гидры мы начинали  изучать многоклеточные организмы. Но, как видим, у гидры имелись  более ранние многоклеточные предшественники.
    Тем не менее,  гидра – одна из самых древних многоклеточных.  Известна уже из Венда (около 700 миллионов лет назад). 
    По своему строению гидра напоминает губку. Как и губки, гидры являются полипами, то есть ведут малоподвижный, прикреплённый образ жизни. Как и у губок, на одном конце тела  гидры имеется рот, другим концом – подошвой, она прикрепляется к месту своей "стоянки". Однако в отличие от губок, гидра имеет раскинутые в разные стороны щупальца, с помощью которых может подстерегать свою добычу, то есть она уже активно охотится за питанием.

     Гидра

     Как только маленькое съедобное существо касается сигнального волоска на таком щупальце, в жертву немедленно вонзается несколько стрекательных нитей, хранящихся в многочисленных капсулах – клетках на  теле гидры. Яд, поступающий по каналам внутри нитей, из стрекательных капсул парализует добычу. Гидра подтягивает её щупальцами ко рту и заглатывает.
    Тело гидры состоит из двух слоев клеток. Внутренний слой играет роль сократительных и пищеварительных клеток. Они выделяют  во  внутреннюю "кишечную" полость пищеварительный сок. Добыча размягчается и распадается на мелкие частицы. С помощью жгутиков, которыми снабжены некоторые клетки внутреннего слоя, частицы пищи подгребаются к клеткам. Клетки выпускают ложноножки, как у амебы, и захватывают пищевые частицы. Внутри клеток  с помощью вакуолей происходит обычное внутриклеточное пищеварение. Непереваренные  остатки пищи опять выводятся во внутреннюю полость, а затем выбрасываются наружу через рот, который у гидр выполняет также и роль ануса.

        Схема строения гидры
    На внешнем слое клеток гидры часто вырастают отростки, с помощью которых в тёплое время года осуществляется размножение почкованием, отчасти  напоминающем развитие побега из почки, отчасти – черенковое размножение  у  растений. Однако с развитием осенних холодов гидры гибнут, оставляя после себя оплодотворенное яйцо. С наступлением теплой погоды через разрыв в оболочке яйца выходит маленькая гидра. Тот факт, что в начале своей жизни гидра состоит всего из одной клетки – яйца, свидетельствует, что предки гидры были одноклеточными.
    Хотел бы обратить особое внимание читателей на достаточно углублённую специализацию клеток тела у губок и особенно у гидр. Последние, к примеру, поставили  на свое "вооружение" уже шесть разных по своему строению и функциям клеток: стрекательные, нервные, яйцевые, сперматозоидные, пищеварительные и кожномускульные.
    Важно также отметить, что, в отличие от "пищевых сумок" и "пищевых котомок" – (гастропор – планул), у "пищевых мешков" –  (губок и гидр)  уже явно  оформился рот и желудок.  Правда, "рот" у гидр и тем более у губок, как уже сказано выше, выполняет и функции ануса.
  
                           ПЛОСКИЕ  ЧЕРВИ
    Строго говоря, эти многоклеточные относятся к другому типу животных – червям. К этому типу принадлежат также круглые и кольчатые черви. Однако по устройству своего питания плоские черви ближе к кишечнополостным, точнее говоря – "мешочнополостным".
    Происхождение плоских червей в БЭС "Биология", к сожалению, не указывается. Однако, судя по строению тела, плоские черви, скорее всего, происходят от какого-то вида "пищевых котомок", возможно, планул (см. выше). Тело удлинённое, часто уплощённое в спинно-брюшном направлении. Покровы тела у свободноживущих плоских червей образованы ресничным эпителием. Известны с Венда (ок. 690 млн. лет назад).
    Паразитические плоские черви обычно имеют органы прикрепления (присоски, присасывательные лопасти, клапаны, крючья), что может косвенно свидетельствовать  о прошлом  полипозном образе их жизни. Рот у плоских червей находится спереди или на брюшной стороне тела. Имеется глотка. Кишечник простой или разветвлённый, без анального отверстия, как у гидр. Иногда кишечника нет, и пища переваривается в пищеварительной паренхиме. Органы выделения – протонефридии (примитивные почки). Кровеносной и дыхательной систем нет. Нервная система состоит из головных бугорков, колец и парных продольных стволов, соединенных перемычками. 
    Огромное количество плоских червей дожили до наших дней. Сегодня насчитывается около 12500 видов, среди которых много опасных паразитов человека и животных. 
   Вид плоских червей - белая планария
    Как видим, кишечника, как такового, ни у плоских червей, ни тем более, у губок и гидр еще не было. Поэтому, если следовать строгой логике, то губки, гидры и плоские черви, скорее, "желудочно-кишечно-мешочно-полостные".  Внутренний слой клеток "мешочной полости" у этих животных производил не только переваривание пищи, выполняя функции клеток желудка, но и всасывание питательных веществ,  выполняя функции клеток кишечника. 
    Что же касается кишечника, как такового, то это  (подчёркиваю сию деталь особо!) – принципиально иное – "проточное" – устройство по переработке пищи и продвижению её остатков к анусу. 
    Изобретение подобного, "проточного",  устройства  стало огромным, знаковым шагом на пути эволюции живой природы.
   

                       "Пищевые трубы"
        
                 (Рото- гастро- кишечно- анусные) 

    Вот так  примерно  будет правильным  назвать  это  самое,  "проточное",  устройство по переработке захваченной пищи. 
    Это устройство стало поистине гениальным  изобретением  наших клеток!  
    Настолько простым и гениальным, что главный принцип его действия  был использован всеми последующими организмами, включая  моллюсков,  рыб, земноводных, ящеров, птиц, всех млекопитающих, приматов и самого человека.
    Другими словами, за 600 миллионов лет позднейшего развития природа не смогла придумать лучшей формы совместного существования клеток, чем форма "пищевой трубы".

    Главная деталь  этого "проточного механизма"  – "пищевая труба",  или, по-другому,желудочно-кишечный тракт (ЖКТ).
    В начале  "трубы"  мы  видим приспособление для захвата пищи – рот. 
    В конце  "трубы" – приспособление для эвакуации остатков пищи – анус(заднепроходное, анальное отверстие).
    А на всём протяжении "трубы"   эволюция, в ходе развития многоклеточных организмов,  "понавешала"  огромное  количество  других – и достаточно сложных –"приспособлений". С помощью этих приспособлений, "пищевая труба" за этой пищей  могла  гоняться, захватывать её, заглатывать, измельчать, всасывать. Затем с помощью транспортной (сердечно - сосудистой) системы распределять питательные вещества по всем частям тела и сбрасывать в межклеточную жидкость – свой "внутренний питательный водоём". 
    Из этого "водоема" кормятся уже непосредственно как сами клетки "пищевой трубы", так и клетки всех её "приспособлений".  Сюда же они сбрасывают и продукты своей жизнедеятельности или, проще говоря, отходы. 
    О роли транспортной (сердечно-сосудистой) системы и межклеточной жидкости в организации питания клеток тела человека достаточно подробно будет  сказано позже в главе "Общая картина новой анатомии и физиологии". 
    Транспортная система забирает также у межклеточной жидкости отходы жизнедеятельности клеток и через выделительные органы выводит  их  за пределы организма.
    Объединённые по плану "пищевой трубы" клетки составляют  уже  не  просто  многоклеточные  организмы, как  раньше, а качественно новые образования, которые правильнее будет называть
 
                        Клеточные  империи 

    От простых многоклеточных  клеточные империи животных организмов отличаются: 
    1) строением тела по плану "Пищевой трубы"; 
    2) огромным количеством клеток, составляющих тело;
    3) углублённой специализацией клеток и органов; 
    4) особой ролью транспортной (сердечно-сосудистой) системы в снабжении клеток питательными веществами и кислородом;
    5) особой ролью нервной и гормональной систем в организации и координации слаженной деятельности большого и сложного  "хозяйства" империи клеток;
    6) повышенно активным поиском и добычей питания.
 

    Именно с активным поиском и добычей питания связаны все последующие изменения и усовершенствования многоклеточных организмов.
    В ходе эволюции было произведено на свет свыше 1,5 (по другим данным, 3 – 4,5) миллиона видов животных. Если учесть, что огромное количество видов в ходе эволюции вымерло и продолжает исчезать (по некоторым данным, сегодня со скоростью до 1 вида в день), то вышеназванная цифра, вероятно, может быть утроена, если не удесятерена.
    Миллионы видов животных стали боковыми и тупиковыми формами, жёстко привязанными к экологическим нишам питания (насекомые, паукообразные, ракообразные, пресмыкающиеся, рыбы, птицы, большая часть млекопитающих). 
    Они не составили собой ступеньки прогрессивного развития основного ствола  организмов, на вершине которого сегодня стоит человек и разумная жизнь. Тем не менее косвенно, опосредованно все без исключения виды организмов, даже, казалось бы, самых вредных и опасных, на самом деле, безусловно, способствовали прогрессу основного ствола эволюции клеточных империй.
    В силу того, что принципиальное устройство организации питания у клеточных империй, как было уже сказано, одинаково, и это принципиальное устройство мы называем "пищевой трубой", далее будут рассмотрены только самые главные ступеньки прогрессивного развития основного ствола эволюции империй клеток. 

    Первыми на Земле вот такую "пищевую трубу", а заодно с ней и кровеносную (транспортную) систему, представили собой
   
                        КОЛЬЧАТЫЕ ЧЕРВИ 
    Конструкционное объединение клеток в форме кольчатых червей оказалось исключительно удачным. Именно благодаря своей конструкции  кольчатые черви ещё в докембрии (видимо, в конце Венда, ок. 600 млн лет назад) смогли освоить едва ли не все ниши с питательными  веществами, завоевать не только все имеющиеся водоемы - реки,  озера,  моря и океаны, - зарываясь в грунт (грунтоеды),  ползая  по дну (нереиды), обретая при этом жабры для дыхания (пескожилы), извиваясь, передвигаться в толще воды (палоло), но и заселить практически весь гумусный слой земли (дождевые черви).
    Плоские и особенно  кольчатые черви являются родоначальниками огромного числа типов, классов и отрядов животных, в том числе всех насекомых, всех членистоногих, всех моллюсков, всех рыб, а значит, и всех позвоночных (в их числе, как известно, и все млекопитающие).
    Так что не смотрите на червей свысока – ими когда-то были и очень древние наши предки.
    Наиболее известным представителем кольчатых червей являются
    
                           Дождевые черви 
    У дождевых червей уже имелся рот, которым они захватывали перегнившие растительные остатки вместе с землей;  глотка и  пищевод, по которым продвигалась пища; желудок, где она измельчалась и перетиралась с помощью мышц; кишечник, где пища переваривалась и всасывалась в кровеносную систему (на рисунке 20 не обозначена), а потом разносилась ею по всему телу; наконец, анус, через который выбрасывались наружу непереваренные остатки пищи и земля.
    Поскольку "хозяйство" у многоклеточных с такой конструкцией  увеличилось и усложнилось, вместе с кровеносной системой у дождевых червей уже имелись достаточно разветвлённая нервная система (выделена чёрным цветом), регулирующая и согласовывающая работу разных органов, выделительная система(не обозначена), а также весьма развитая мускулатура (мышцы не обозначены). 
    И хотя у некоторых кольчатых червей, как отмечалось выше, уже имелись примитивные жабры, к клеткам дождевых червей кислород поступал всё ещё через кожу, из воздуха в почве.

 Схема дождевого червя
                    Рис. 20. Схема дождевого червя.


    Именно поэтому после дождя, когда почва становилась влажной и легко проницаемой, черви выползали и, как мы знаем, до сих пор выползают  на поверхность земли "подышать свежим воздухом", из-за чего получили от нас  название – дождевых.
  
                                 МОЛЛЮСКИ
    Как уже говорилось, "пищевая труба" оказалась столь удачным изобретением клеток,  что в дальнейшем своем  развитии  многоклеточные лишь совершенствовали и усложняли как саму форму  "пищевой трубы", так и навешиваемые на неё "приспособления", задача которых  обеспечивать добычу и доставку питания в межклеточную жидкость и вывод из неё продуктов обмена.
    Этот факт избавляет меня от необходимости  подробно описывать все последующие, эволюционно развиваемые, конструкции тел многоклеточных. Достаточно будет отмечать лишь новые, принципиально важные детали.    
    Взять, к примеру, моллюсков. Их происхождение биологи ведут от одного из видов червей. Известны моллюски с докембрия (ок. 580 – 590 млн. лет назад). 
    Вокруг  "пищевой трубы" моллюсков, кроме раковины, которой окружили себя некоторые из них,  следует отметить появление таких новых "приспособлений", как туловище, голова и нога. Голова, в свою очередь, кроме рта, имеет щупальца и часто глаза. Нога на брюшной стороне может служить как для ползания, так и для плавания, а это всё свидетельствует  уже об  активном поиске пищи. У моллюсков есть органы дыхания, напоминающие лёгкие  наземных моллюсков видоизменённая мантийная полость функционирует, как лёгкое), некоторые органы чувств, половые и выделительные органы, кишечник из трёх отделов, слюнная и пищеварительные железы ("печень"), пара почек, нервная система, сердце. 
    Достаточно сложное и "продвинутое" строение позволило моллюскам расселиться по всему земному шару. В морях, озерах, реках. На суше – от тундры до тропиков. Выработать у них разнообразные жизненные формы и приспособления. Многие из этих форм и приспособлений стали тупиковыми и процветают в своих нишах без всяких изменений до сих пор. Современные моллюски насчитывают 130 тысяч видов. К ним следует прибавить 50 тысяч вымерших видов. Подолжительность жизни моллюсков – от нескольких месяцев до нескольких десятков лет.
    Наиболее высокоорганизованный класс -


                       Головоногие моллюски
               (одна из попыток прорыва к разуму)
    В их числе: осьминоги, кальмары, каракатицы, некоторые другие виды. Известны с кембрия (ок. 570 млн лет назад).
    Наиболее развитые – осьминоги. Длина их туловища до 60 см, с руками - до 3 – 5 м, масса до 50 и более кг.  Тело овальное, мешковидное, голова заметно отделена от туловища. Тело способно быстро менять окраску (защитная реакция). Мозг сложноустроенный. По бокам головы пара крупных, хорошо развитых глаз. Кровеносная система обычно замкнута. Раздельнополые. Осьминоги рода аргонавтов многократно размножаются в течение всей жизни. В период размножения наполненная сперматозоидами специально видоизмененная рука самца отрывается от тела и самостоятельно проникает в  мантийную полость  или семяприёмник самки (ранее эту руку биологи принимали за червя-паразита). Яйца развиваются в специальной раковине самки, затем молодь выходит наружу и рассеивается в толще воды.
    Питаются осьминоги зоопланктоном, крабами, креветками, моллюсками, рыбой, иногда червями и иглокожими.  Некоторые осьминоги живут в постоянных норах, остатки пищи складывают близ норы в "мусорную кучу". У многих осьминогов хорошо развита память, чувство дома и сложные формы поведения, они легко обучаются.

          Осьминог
    Любопытно, что в мезозое (ок. 200 млн лет назад) эволюция головоногих моллюсков проходила в жёсткой конкурентной борьбе с рыбами, главным образом  костистыми. Учитывая высокую степень развитости, которой достигли некоторые виды головоногих моллюсков, в принципе можно предположить, что на Земле вполне могла бы развиться ещё одна ветвь разумных существ.  Разумеется, если бы моллюски победили в конкурентной борьбе с рыбами, если бы затем, как и многие их собратья, моллюски, приобрели лёгкие и вышли на сушу, да ещё если бы их на суше сразу же не растерзали вечно голодные динозавры, а затем и млекопитающие звери. Но, как  видим, у этого предположения слишком много "если бы". 
    Понятно, проделать этот путь, да ещё в конкурентной борьбе с такими сильными и мобильными существами, как древние позвоночные и их потомки (в их числе и человек), для моллюсков оказалось задачей невозможной и непосильной. (Кстати, сейчас уже сам человек добивает своих "несостоявшихся братьев по разуму". Осьминоги являются объектом активного промысла людей, и потому численность самых развитых головоногих  моллюсков резко сокращается из-за перелова.) Кто знает, возможно, в просторах необъятного космоса на каких-то планетах для моллюсков сложились более благоприятные условия и они достигли разума. Во всяком случае встречи в космосе с подобного рода существами, имеющими разум не следует исключать.
    Так или иначе, но на Земле "моллюсковая разумная жизнь" не состоялась. Тем не менее, моллюски внесли свой вклад в создание земной разумной жизни. Только не собственным своим развитием до уровня разума, а производством на свет маленького и невзрачного существа. 
    Это существо, как полагают биологи, отделилось от моллюсков на самой ранней стадии их развития. 
    Тем не менее, это существо сегодня является в биологии знаковым.

                            ЛАНЦЕТНИК   

    Ланцетник считается древнейшим хордовым организмом.  Род животных класса бесчерепных. Длина до 8 см. Тело прозрачное, хорда заходит в его передний отдел. Сегодня насчитывает 7 видов. 
          Ланцентник
    Рис. 22. Схема строения ланцетника:  1 – предротовое отверстие, окружённое щупальцами; 2 – рот; 3 – глотка; 4 – жаберные щели; 5 – половые органы; 6 – печень; 7 – кишка; 8 – анус; 9 – брюшной плавник; 10 – хвостовой плавник; 11 - спинной плавник; 12 – глазное пятно; 13 –  обонятельная ямка; 14 – головной мозг; 15 – спинной мозг; 16 – хорда.

    По косвенным данным, можно предположить, что ланцетник  сформировался  уже в  раннем  кембрии (ок. 570 млн лет назад). Непосредственный предок ланцетника, как уже указывалось выше, – моллюск на ранних стадиях своего развития.
    Головной отдел у ланцетника не обособлен. Череп отсутствует. Тело ланцетовидное, прозрачное. Обитает  в  умеренных и тёплых морях на глубине 10 – 30 м, на песчаном грунте, зарывшись в песок и выставляя передний конец тела. Питается планктоном.
    Именно от ланцетника  под натиском всё тех же вредных внешних воздействий, заставляющих живое существо приспосабливаться, впоследствии произошли животные с парными плавниками – предки рыб. От рыб – все позвоночные.  А в числе последних, как известно, пресмыкающиеся, млекопитающие и сам человек. 
    Кратко проследим этот путь.

                               РЫБЫ

                        Бесчелюстные
    Самые примитивные из позвоночных.  Известны с кембрия (ок. 560 млн лет назад)  до позднего девона. 
    Обитали в пресных и солоноватых водах прибрежной зоны морей. Были приспособлены к пассивному питанию - всасывали или подхватывали мелкие частицы пищи вместе с водой. 


            На дне Кембрийского моря
Рис. 23. Жизнь на дне кембрийского моря: на переднем плане – головоногий моллюск, трилобиты нескольких родов, черви,  морские звезды; на среднем плане – кольчатые черви, водоросли, губки, плавающие ракообразные, беспанцирные бесчелюстные рыбы; на верхнем плане – водоросли, рыба из класса акантод,  медуза.


    Длина от нескольких см. до 1 метра. Внутренний скелет хрящевой. У древних  был наружный костный скелет. Нет настоящих челюстей и парных конечностей. Жабры в виде мешков с  лепестками. Рот круглый сосущего типа.
    Современные представители бесчелюстных – миксины и миноги.

     Миксины. Длина до 1 метра (обычно меньше). Спинного плавника нет. До 15 жаберных отверстий. Рот без губ, обрамлён несколькими мясистыми усиками. Глаза недоразвиты, скрыты под кожей. Кровеносная система незамкнута. Все миксины - хищники (поедают живую и мёртвую рыбу, икру) или паразиты. Вгрызаясь в тело рыбы, выедают мышцы и внутренности. Промыслового значения не имеют.
    Миксина
   
    Миноги. Длина от 15 см до 1 метра. Спинных плавников 1 или 2. Жаберных отверстий по 7 с каждой стороны. Рот воронкообразный, обрамлён кожистой бахромой. Глаза развиты. Кровеносная система замкнута. Свыше 20 видов. Многие виды – паразиты крупных рыб, в частности, лососей. Вгрызаясь в тело рыб, питаются их кровью, выедают мышцы и внутренности. Мясо миног съедобно.  
           Миноги
                    

                             Плакодермы   
    Пластинокожие, панцирные, вымершие рыбы. Известны с раннего Силура (ок. 440 млн лет назад) до позднего Девона.  Длина  до 6 метров. 
    Голова и передняя часть туловища покрыты костным панцирем из отдельных пластин. Челюсти в виде заострённых костных пластин. По строению плавников, нервной и кровеносной систем близки к акулам. Морские и пресноводные формы. Питались беспозвоночными, некоторые –  рыбами.
          панцерные виды


                               Акантоды   
    Крючкозубые. Класс вымерших рыб. Известны из позднего Силура (ок. 430 млн  лет назад) – ранней Перми. Дл. до 0,5 м.
    Одна из древнейших групп челюстноротых, сочетающая черты строения нескольких классов рыб: плакодерм, хрящевых и костных. Тело покрыто чешуей, голова – костными пластинками. Перед всеми плавниками, кроме хвостового, находились костные шипы. Обитали преимущественно в реках с быстрым течением, реже в лагунах и морях.
    Учёные предполагают, что от примитивных акантодов обособились хрящевые и костные рыбы.
                Акантоды
                           ЛОПАСТЕПЁРЫЕ
 
    Известны с раннего Девона (ок. 400 млн лет назад). Подразделяются на два класса: кистепёрые рыбы и двоякодышащие рыбы.     

                             Кистепёрые   
    Известны с раннего Девона (ок. 400 млн. лет назад), были многочисленны до раннего Карбона, почти полностью вымерли в позднем Мелу. В среднем Девоне  дали начало наземным позвоночным – земноводным.  
    Длина разнообразна – от 7 см до 5 м. Зубы многочисленные конические. Донные рыбы. Парные плавники служили для опоры о дно. Кистепёрые таким образом "ходили" по дну водоемов.

      Кистепёрые рыбы
    Одни из древнейших видов кистеперых рыб – 

                          Рипидистии    
    Считается непосредственным предком земноводных. 
    Дл. до 5 м.  Мозговой череп окостеневший, разделён на 2 отдела. Зубы заострённые, бороздчатые снаружи, лабиринтодонтовые. Парные плавники в виде мясистых лопастей давали возможность при пересыхании или обмелении водоёма переползать в другой. Преимущественно пресноводные, реже морские. Активные хищники.
         Рипедистии
                         Двоякодышащие    
    У двоякодышащих рыб наряду с жаберным дыханием имеется и лёгочное – для дыхания атмосферным воздухом. С этой целью большой  ячеистый плавательный пузырь превращён в одно или два "лёгких". Есть "лёгочное" кровообращение.
    Во время засухи в пересохших водоемах впадают в спячку (нередко длительную), которую проводят в норах, вырытых в грунте.

          Двоякодышащие рыбы


                           ЗЕМНОВОДНЫЕ

    Или амфибии.  Класс наземных позвоночных,  в своём развитии обычно сохраняющих стадию водной личинки, а во взрослом состоянии – тесную связь с водной средой. Произошли от древних кистепёрых, двоякодышащих рыб. Занимают промежуточное положение между рыбами и "настоящими" наземными позвоночными животными.

                             Ихтиостеги   
    Наиболее древняя группа земноводных, сохранявшая в строении некоторые характерные признаки рыб. Известны из раннего Девона (ок. 370 - 360 млн лет назад). Длина около одного метра. В черепе сохраняются рудиментарные кости жаберной крышки. Ноздри, как и у двоякодышащих рыб, смещены к краю рта.
    Сохраняется рудиментарный хвостовой плавник, парные конечности (короткие, пятипалые) построены по типу наземных животных. Ихтиостеги – переходные формы между  кистепёрыми рыбами и земноводными.  
    Ихтиостеги


Рис. 32. 
Так выглядели первые земноводные примерно 350 - 355 миллионов лет назад.

       Земноводные


                          Лабиринтодонты

    Известны с раннего Девона (ок. 350 млн  лет назад)  до раннего Триаса всех материков.
    Внешне были похожи на крокодилов или саламандр. 
    Длина до 5 метров. Обитали в заболоченных лесах, озерах и реках, некоторые по их берегам. 
              Лабиринтодонты


                     Саламандры, тритоны, лягушки


    Всем известные земноводные, хорошо адаптирующиеся к окружающим условиям и благодаря этому дожившие до наших дней.

                            Рис. 34. Саламандра.
        Саламадра


                            Рис. 35. Тритоны.

             Тритоны

 

Рис. 36. Лягушка обыкновенная. (Головастики лягушек сегодня - переходные формы, стадии развития лягушек. 350 млн. лет назад предки головастиков были самостоятельными водными животными и порой достигали огромных размеров).

        Сила, что правит мирами

 

                               Батрахозавры  (Лягушкоящеры)                    
    Вымершие земноводные, известные из Девона – Перми Северного полушария. Самостоятельная эволюционная ветвь, отделившаяся от архаичных лабиринтодонтов.
    Характерны – тропибазальный череп, пятипалая кисть, фаланговая формула рептилийного типа; на спине у многих панцирь из костных пластинок. К низшим батрахозаврам относят антракозавров, или эмболомеров – активных водных хищников (рыбоядные и плотоядные) с удлинённым телом и хвостом. У высших батрахозавров – тело относительно укороченное, с хорошо развитыми конечностями. Обитали в болотистых лесах и на суше. Типичные  представители батрахозавров – сеймурия. (Рис 37).

     Батрахозавры
    Батрахозавры занимают промежуточное положение между архаичными лабиринтодонтами и древнейшими пресмыкающимися.

                          ПРЕСМЫКАЮЩИЕСЯ

                                Котилозавры   
    Класс вымерших наиболее древних пресмыкающихся. Известны со среднего Карбона (ок. 320 – 315 млн лет назад) до Триаса.  Размеры от  20–30 см  до 3 – 3,5 м. Крышка черепа сплошная, как исключение – небольшое височное окно. Небные зубы. Конечности короткие и массивные. Шея короткая, обычно из двух позвонков. Большинство насекомоядные, но многие стали растительноядными и плотоядными. 
  Катилозавры
                               Зверообразные   
    Подкласс вымерших пресмыкающихся. Известны с позднего Карбона (ок. 300 млн лет назад) до поздней Юры всех  материков. Были широко распространены в Перми. В Триасе численность их резко сократилась. Зверообразные обособились от примитивных котилозавров. В позднем Карбоне и Перми преобладали примитивные зверообразные, объединяемые в отряд пеликозавров, в поздней Перми и Триасе – терапсиды.
    Зверообразные – переходная группа от примитивных пресмыкающихся к млекопитающим, типичные признаки которых появились в ряду зверообразных – у териодонтов. Насчитывают около 1000 видов.
                                            
                            Пеликозавры   
    Отряд вымерших наиболее древних и примитивных пресмыкающихся, подкласс зверообразных. Известны с позднего – среднего Карбона (ок. 315 – 300 млн лет назад) до поздней Перми, в том числе на территории России (север Европейской части, Приуралье). Расцвет в ранней Перми. В поздней Перми замещается терапсидами. Размеры от 20 – 30 см  до 2 – 3 м. 
    Череп обычно высокий и узкий с небольшой височной ямой и большим теменным отверстием. Челюстные зубы конические, загнутые назад. Водяные и полуводные, некоторые, возможно, роющие животные. Хищные, растительноядные (эдафозавры) и моллюскоядные, были и насекомоядные.  
        пеликозавры
                              Архозавры   
    Известны с ранней Перми. Наиболее обширная  и многообразная группа пресмыкающихся, господствовавших на суше в Мезозойскую эру. 
    Отряды: текодонты, крокодилы, ящеротазовые динозавры, птицетазовые динозавры  и птерозавры (летающие ящеры). 
    Предки птиц.   


                             Динозавры   
    "Дино" в переводе с греческого – "страшный, ужасный, удивительный", "завр" – "ящер, ящерица". Самый многочисленный отряд вымерших пресмыкающихся. Длина от 20 см до 35 м. Известны из Триаса-Мела всех материков. Доминировали в Юрском периоде. Последние динозавры вымерли в конце Мелового периода, 65 млн  лет назад.

                           Стенонихозавры
               (Несостоявшийся "завро сапиенс", 
                        или "ящер разумный") 

    Как считают биологи, – наиболее умный и развитый вид из отряда динозавров. Жил в конце Мелового периода (80 – 70 млн лет назад). Если судить по пропорциям тела, то мозг у стенонихозавров должен быть крупнее, чем у крокодилов, и достигать мозга некоторых млекопитающих. У стенонихозавров было ещё одно несомненное преимущество: они передвигались на задних ногах.  Передние лапы у стенонихозавров были свободными, напоминали и, судя по строению тела, фактически выполняли функции рук. Не в последнюю очередь, видимо, именно поэтому размер головного мозга (а следовательно, и способность к сложному, многофункциональному поведению) возрастал у стенонихозавров столь же быстро, как и у прапраобезьян.
    Канадский палеонтолог Дейл Рассел, проследив эволюцию этого вида на протяжении 12 миллионов лет, пришёл к выводу, что юркие и сообразительные стенонихозавры со временем непременно стали бы разумными существами. Они на много десятков миллионов лет опередили бы появление человека и заняли бы трон "царей природы". Этого, однако, не случилось, поскольку стенонихозавры в конце Мелового периода, в результате падения крупного метеорита и изменения климата Земли, вымерли, полностью разделив участь всех своих собратьев.

  ящер разумный
    

На рис. 40 (из журнала "Техника молодежи" (№ 9 за 1987 г.) показано, как, по мнению Д. Рассела, должен был выглядеть "завро сапиенс". Разросшаяся за счёт сильно увеличенного мозга голова, заставила бы ящера выпрямиться. Посадка головы сместилась бы назад, симметрично затылочному позвонку, чтобы не нарушать равновесие  прямоходящего существа. Верхние и нижние конечности – "руки" и "ноги" – стали бы почти такими же, как у людей. Правда, трёхпалые кисти рук напоминали бы промышленные манипуляторы-захваты, а огромные глаза с щелевидными зрачками занимали бы четверть лица. Средний рост нашего несостоявшегося  собрата  по  разуму  составлял бы 1 м 35 см.
    Как уже сказано, "завро-сапиенс" не состоялся в результате случайной глобальной катастрофы. Однако, на других аналогичных Земле планетах Вселенной подобный вид разумных существ совсем не исключается.

                         ПРЕДКИ МЛЕКОПИТАЮЩИХ
                         (переходные формы)


                               Терапсиды   
    Вымершие пресмыкающиеся подкласса зверообразных. Известны с поздней Перми (ок. 260 млн лет назад) до средней Юры. Длина от 10 см до 6 м. Произошли от пеликозавров. Морфологически и  экологически разнообразны, обладали некоторыми признаками млекопитающих. Конечности начали принимать выпрямленное вертикальное положение. Растительноядные, всеядные и хищники. 

   терапсиды 

 

                       Териодонты (зверозубые)
    Подотряд терапсид. Известны с  поздней Перми (ок. 250 млн лет назад) до средней Юры. Дл. от 10 см до 3, 5 м. Подвижные хищные животные с сильными челюстями и хорошо развитыми клыками. В конце Перми у териодонтов наметился переход к теплокровности, а прогрессивные триасовые териодонты имели характерные для млекопитающих особенности. Например, зубы были дефференцированы на те же категории, что и у млекопитающих, то есть на резцы, клыки и коренные, и сидели они в альвеолах. Имелось вторичное костное нёбо – признак весьма характерный для млекопитающих.  
    Среди териодонтов были также всеядные и растительноядные формы.

   териодонт

                          Цинодонты
 цинодонты
    Цинодонты являлись соединительным звеном между териодонтами и млекопитающими. Известны с поздней Перми (ок. 240 млн лет назад) до средней Юры.  Длина от 10 см  до  3 – 4 м.
    Наиболее вероятные предки всех ветвей млекопитающих, в том числе и пантотериев. Имели волосяной покров и примитивную теплокровность.
    По форме и строению своего тела цинодонты – наиболее прогрессивные представители териодонтов и одновременно напоминают телосложение млекопитающих. 
    Размножаются, как пресмыкающиеся, откладывая яйца, но детёныши уже слизывают молоко из развивающихся на груди молочных желез.

                         Краткая история развития молочных желез
    Появление на коже желез, выделяющих различную жидкость, часто ядовитую, полуядовитую и просто неприятную на  вкус, выполняющую защитную функцию, видимо, было не редкой особенностью у земноводных и пресмыкающихся в доисторические времена. Такие явления можно наблюдать и сейчас. Широко известна, например, обильно выделяющаяся из желез жидкость на коже у земляных лягушек, которую в быту часто называют "лягушачье молоко".
    Видимо, некоторые виды зверообразных пресмыкающихся, которые мы описываем, имели на своём теле железы,  богатые белками и не ядовитые для детёнышей. Вытекающую жидкость детёныши просто слизывали и, таким образом, обеспечивали себе достаточное питание в начале жизни. 
    Любопытно, что именно так вскармливаются  и наиболее примитивные современные млекопитающие, из группы так называемых клоачных.
    Детёныши клоачных появляются из яйца, но вскармливаются молоком.  При этом молочные железы у клоачных не имеют сосков. Из открывающейся железы на брюшной стенке молоко просто стекает по волоскам и слизывается детёнышем.
    Аналогичным образом, вероятно, питались и детеныши первых млекопитающих.

                            Иктидозавры      

    Подотряд  териодонтов. Длина тела до 30 см. Известны с позднего Триаса (около 200 миллионов лет назад). 
    Прогрессивные формы по строению скелета и зубной системы близки к млекопитающим. Лицевая часть черепа широкая и короткая, теменного отверстия нет, вторичное нёбо хорошо развито, ряд костей крыши черепа и задние кости нижней челюсти редуцированы (отведены назад), но зубная кость развита. Нёбных зубов нет. Щёчные зубы расширенные. Растительные или всеядные формы.

                            МЛЕКОПИТАЮЩИЕ

                             Пантотерии
    Подкласс вымерших млекопитающих. 
    Известны с ранней Юры (ок. 195 млн лет назад)  до позднего Мела (66 – 69 миллионов лет назад). Размером с мышь или крысу. Найдены остатки челюстей и зубов. Судя по строению зубов – насекомоядные; возможно, питались также птицами, яйцами, плодами растений.  Сумчатые и планцентарные от пантотерий произошли около 120 миллионов лет назад.
    Пантотерии – яйцекладущие животные. Детёныш вылуплялся из яйца, но вскармливался слизыванием молока.
              
                               Клоачные
    Первозвери, яйцекладущие. Наиболее примитивные из современных млекопитающих. От рептилий унаследовали откладку яиц. Но имеют волосяной покров и млечные железы, характерные для млекопитающих.   
    Клоака (труба для стока нечистот) открывается  наружу расширенной конечной частью задней кишки. Имеется у многих позвоночных, некоторых рыб, всех земноводных, пресмыкающихся, птиц, а из млекопитающих – у клоачных. В настоящее время сохранился только один отряд клоачных – яйцекладущие. 
                           ЯЙЦЕКЛАДУЩИЕ
    Млечные железы у яйцекладущих примитивны и аналогичны по строению потовым железам, которые не имеют сосков. (У сумчатых и высших млекопитающих млечные железы имеют гроздевидную форму и похожи на сальные железы). Молоко у яйцекладущих выделяется из поры, стекает на шерсть матери и затем слизывается детёнышами.
    В настоящее время отряд яйцекладущих представляют 5 живых видов, которые подразделяются на два семейства: одно – утконосов и 4 вида ехидн.

 утконос
    Древние утконосы, вероятно, существовали уже в конце Мелового периода. Современный утконос (рис. 43) – зверёк длиной около 65 см, с коричневым мехом. Легко возбудимое, нервное животное. Имеет утиный клюв и лапы с перепонками. Питается мелкими водными животными. Взмучивает клювом ил на дне водоема и ловит насекомых, ракообразных, червей и моллюсков.
    Ехидны (рис. 44 – 45) отделились от древних утконосов в верхнем эоцене (около 45 млн лет назад).

ехидна   самка ехидны
    В отличие от утконосов, ехидны покрыты иглами до 6 см. длиной, как дикообразы. Под иглами тело покрыто короткой шерстью бурого цвета. По типу питания напоминают муравьедов. Размер тела до 80 см. Питается муравьями, термитами, другими насекомыми, иногда дождевыми червями. В неволе пьёт молоко, ест яйца и другую пищу.
    Мозг у ехидны развит более, чем у утконоса. Она имеет тонкий слух,  но плохое зрение: видит лишь самые близкие предметы. Во время своих экскурсий, преимущественно ночных, руководствуется главным образом обонянием.

                                 СУМЧАТЫЕ

                                Опоссумы
    Наиболее древняя группа ныне живущих млекопитающих – сумчатых. Известны с Мела (ок. 130 миллионов лет назад).  
    Ростом с домашнюю кошку. Длина тела  от 7 до 50 см, хвоста – от 4 до 55 см. Хвост обычно хватательный. Передний палец на задних лапах большой, противопоставляется остальным. В то же время имеют много древних, примитивных черт строения, которые резко отличают их от остальных млекопитающих. 
    Рождают, однако, живых детёнышей и выкармливают их молоком. Молочных сосков имеют от 5 до 27.  Сегодня насчитывают около 77 видов. Населяют леса, степи, пустыни, в горах до высоты 4 тысяч метров. 
    Наземные и древесные животные, некоторые полуводные (водяной опоссум). Всеядны. 1 – 3 раза в год рождают 4 – 11, иногда до 25 детёнышей. 
    Некоторые опоссумы – объект промысла (ради меха и мяса). Обыкновенные опоссумы – лабораторные животные.
                 опоссумы
                              ПЛАЦЕНТАРНЫЕ
   
    Живородящие млекопитающие. Как полагают, произошли от потомков пантотериев, обособившись в самостоятельную группу в позднем Мелу.

                  Краткая  история  плаценты

    Плацента – оболочка, которой окружён зародыш, а затем и плод у некоторых беспозвоночных, многих хордовых, в том числе почти у всех  млекопитающих животных (самок) в период вынашивания ими плода.
    Историю происхождения плаценты, очевидно, следует начинать с яйцерождения – способа воспроизведения потомства, при котором развитие зародыша происходит вне тела самки, во внешней среде, под защитой яйцевых оболочек. Яйцерождение характерно для большинства представителей беспозвоночных, а также круглоротых, рыб, земноводных, пресмыкающихся, птиц и однопроходных (яйцекладущих) млекопитающих (утконосы, ехидны).   
    Яйцеживорождение является своего рода переходным способом воспроизводства потомства. 
    При яйцеживорождении зародыш развивается в яйце, но в теле матери и часто освобождается от яйцевых оболочек  до откладки яиц. Яйца  как бы "вынашиваются" внутри тела. Способ "вынашивания" яиц обеспечивает яйцам постоянную температуру, увеличивает их сохранность и безопасность. Вместе с тем, при яйцеживорождении зародыш не получает дополнительных питательных веществ от матери. Яйцеживорождение свойственно: из беспозвоночных – некоторым тлям, клещам, трихинеллам (род паразитических круглых червей); из позвоночных – ряду рыб и пресмыкающихся (многие ящерицы, обыкновенная гадюка, морские змеи, некоторые ужи). 
    При живорождении у большинства млекопитающих (за исключением, как уже сказано, утконоса и ехидны)  вынашивание зародыша, а затем и плода  происходит в теле матери, в зародышевой оболочке, плаценте, которая, таким образом, выполняет ту же охранную и защитную роль, что и скорлупа яиц. 
    Возможно, что в ходе эволюционного развития твёрдая скорлупа яйца  за своей ненадобностью  постепенно "размягчилась" и превратилась в мягкую оболочку, плаценту, со всеми присущими ей свойствами.   
    В отличие от скорлупы яиц, плацента имеет гораздо больше достоинств. Через плаценту зародыш  получает кислород и питательные вещества из крови матери, выделяет в неё продукты распада и двуокись углерода.
    Плацента выполняет как барьерно-физиологическую функцию (активно регулирует поступление различных веществ в зародыш, сама вырабатывает вещества, воздействующие на организм матери), так и функцию  устойчивой, многоканальной связи плода с матерью, в том числе (у людей) и связи  информационно-психологической,  о которой официальная наука пока имеет очень слабое представление. Хотя, народная медицина самых разных народов мира давно рекомендует родителям активно общаться с малышом в утробе – разговаривать с ним, читать книги, в том числе стихи, прослушивать музыку, представляться самим, представлять родственников и т.д. (Об информационно-психологических связях плода с матерью читайте книгу: Н. Фомичёв "Учебник здоровья: секреты солнечных детей", Ростов-на-Дону, из-во, Март, 2002 г.). 

    Детёныши плацентарных рождаются более или менее развитые и способны сосать молоко. Головной мозг с хорошо развитым вторичным мозговым  сводом,  обе половины которого соединены мозолистым телом. 
    Примечательно, что после рождения детёныша плацента, как и скорлупа яйца, становится ненужной и выводится из организма.
    Плацентарные млекопитающие – животноядные, насекомоядные, растительноядные и  смешано питающиеся формы.
    Насчитывается 17 – 18 современных отрядов.  Одним из отрядов плацентарных являются

                             ПРИМАТЫ

    Отряд высших млекопитающих – надотряд плацентарных.
    Древнейшие приматы известны с Мелового периода (ок. 120 млн. лет назад), когда они дали начало протолемуроидам (предкам современных лемуровых) и протарзиоидам (предкам долгопятовых).
    2 подотряда современных приматов: полуобезьяны и человекоподобные приматы – обезьяны, их более 200 разнообразных видов.
    Для приматов характерны: 5-палые хватательные конечности, очень подвижные верхние конечности, способность первого пальца кисти противопоставляться остальным, что обеспечивает точность и  разнообразие её действий. Почти у всех приматов на пальцах кистей и стоп плоские ногти, ладонь и подошва имеют папиллярные линии и узоры. Почти все приматы  имеют хвост, у ряда видов он хватательный. Головной мозг относительно большой, с развитыми большими полушариями, поверхность которых покрыта бороздами и извилинами. Увеличены затылочная доля (зрительная область), лобная и височные доли (управляют мышечной деятельностью и голосовым аппаратом) и ассоциативные зоны теменных и прифронтальных областей коры. 
    Сообщества приматов имеют достаточно сложную организацию с иерархической системой доминирования-подчинения. Для приматов характерен высокий уровень коммуникации (каждая особь реагирует на движения, жесты и крики других животных группы), за детёнышем кроме матери ухаживают и др. самки группы. 
    Питаются смешанной пищей, с преобладанием растительной, реже встречаются насекомоядные. У всех приматов молодые животные остаются при матери несколько лет.      

                              Долгопяты
    Семейство полуобезьян. Известны из палеоцена и эоцена. Большинство долгопят вымерло. Ныне живущие долгопяты – "живые ископаемые" представлены одним родом – долгопяты и 3 видами:  филиппинский долгопят, западный долгопят, долгопят-привидение, или восточный долгопят.
    Глаза очень большие – ярко желтые, светятся. Уши оголенные, подвижные. Задние конечности длиннее передних. Пальцы длинные с расширенными подушечками на концах. Живут  в тропических дождевых лесах, передвигаются прыжками, образ жизни ночной, древесный. Питаются насекомыми, пауками, ящерицами.
    Примитивные долгопятовые, как полагают, стали предками человекоподобных приматов или обезьян, которые объединяют более 200 разнообразных видов – от крошечных игрунков до гиббонов, орангутанов, горилл и шимпанзе.

              Долгопят
    Рис. 47. Банканский долгопят. 

                            ГОМИНИДЫ

    (От "хомо" – человек) – самое высокоорганизованное семейство человекообразных обезьян.  
    Включает современного человека и его предшественников.
 
                              Рамапитеки
    Род вымерших человекообразных обезьян. Известны по фрагментам нижних челюстей и зубам, впервые обнаруженным в 1934 году в Индии. Остатки рамапитеков обнаружены также в Восточной Африке (Кения) и Европе (Венгрия, Турция). Жили 12 – 14 миллионов лет назад. По строению тела и особенностям зубов рамапитеки близки в австралопитекам и, возможно, являются их предками. Многие  исследователи сближают рамапитеков с современными орангутанами.
    орангутанги
                             Австралопитеки 
    Подсемейство вымерших человекообразных обезьян.
    Жили около 4 млн лет назад. Костные остатки обнаружены в Танзании, Эфиопии, Кении (Африка).
    Имели небольшое тело (дл. 120 – 130 см), массу 30 – 40 кг, объём мозга составлял 500 – 600 куб. см, передвигались на двух ногах. При нехватке растительной пищи потребляли мясную. Обитали в открытой местности, типа саванн. В качестве орудий защиты, нападения и добывания пищи могли использовать палки, камни. Вероятно, жили группами, в которых существовало распределение  обязанностей, например, самки заботились о детёнышах, самцы охотились, охраняли группу. По мнению одних антропологов, наиболее прогрессивные австралопитеки (презинджантропы) перешли к изготовлению орудий, создав самую раннюю культуру каменного века – олдовайскую, или галечную, и стали т. о. древнейшими людьми. Другие антропологи рассматривают австралопитеков как стадию эволюции человека, непосредственно предшествовавшую возникновению древнейших людей.

пятикантропы
                        
                            Питекантропы
    Обезьяно-люди. Ископаемые люди. Предшествовали неандертальцам.  Жили около 1,9 млн – 650 тысяч лет назад. Имели многие характерные для обезьян признаки. Однако по объему мозга (900 куб. см.) значительно превосходят человекообразных обезьян, но уступают современному человеку. Бедренные кости сходны с бедренными костями человека и свидетельствуют о прямохождении.  Питекантроп – "промежуточное звено" между обезьяной и человеком. 
                             Синантропы
    Ископаемые люди. Остатки впервые найдены в Китае, отсюда название. Жили около 400 тысяч лет назад. По строению тела близки к питекантропам, но несколько превосходят их по объёму мозга (ок.1000 куб. см). Имели более высокий лоб и свод черепа. Вместе с их остатками обнаружены примитивные каменные орудия, а также следы употребления огня в виде мощных слоёв золы и обожжённых костей животных.

                            Неандертальцы
    Ископаемые люди. Их название связано   с долиной Неандерталь (близ Дюссельдорфа, ФРГ), где были найдены их скелетные остатки.  Неандертальцы характеризовались небольшим ростом (ок. 160 см), крупным мозгом (до 1700 куб. см), однако, примитивного строения, грубым строением скелета. Жили ок. 100 – 40 тысяч лет назад в приледниковой зоне Зап. Европы в начале Вюрмского оледенения, как правило, в пещерах. Охотились на крупных животных и изготовляли орудия (мустьерская культура). Добывали и использовали огонь. Социальная организация – "первобытное человеческое стадо".
   неандертальцы
                             Кроманьонцы 
                            (люди разумные) 

    Название происходит от грота Кро-Маньон (Франция), где было обнаружено несколько скелетов людей этого типа. Термином "кроманьонцы" часто обозначают всех первых людей современного вида, живших в конце каменного века по всей Земле. Жили  ок. 40 тысяч лет назад. 
    Отличались высоким ростом – до 190 см, большим объемом мозга – до 1800 куб. сантиметров, были охотниками-собирателями.  Кроманьонцы – творцы ориньяковской культуры и образцов первобытного искусства (наскальные пещерные рисунки). Строили постоянные жилища из бивней и шкур мамонтов.
    Характерна – шитая одежда. Социальная организация – родовое общество. 
Именно кроманьонцы постепенно перешли от добычи к производству продуктов питания и тем самым породили всю современную цивилизацию. 

кроманьонцы                           

                                           Глава 6  
                          КЛЕТОЧНАЯ ТЕОРИЯ            
        
(ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЙ, ЗАБЛУЖДЕНИЙ, ОШИБОК.
      ОЖИВЛЕНИЕ, ЗАВЕРШЕНИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ВЫВОДЫ)


                      ПОДВЕДЁМ НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ
    Итак, мы с вами, дорогие друзья, совершили большое и увлекательное путешествие в глубину миллиардолетий. 
    И ещё мы с вами проделали большой труд, изучив основные этапы и пути развития жизни от мембранных коацерватов и вирусов  (и даже от ещё более ранних энергетических консервов) до нынешней вершины жизни -  человека. 
    Теперь нам надо остановиться, оглянуться назад, оценить пройденное и подвести предварительные итоги. 
    Впереди нас с вами ожидает ещё более увлекательный и сложный материал. И чтобы понять его, разобраться в нём, мы должны хорошенько освоить то, что  уже узнали, что изучили.
    Для этого давайте вернёмся к фразе: "Создав ядерные клетки, эукариоты, природа решила все свои проблемы по созданию  разумной жизни".


    Обратите внимание!
    1. Эра  индивидуального развития "кирпичиков жизни"  на нашей планете была самой длительной. Она продолжалась около трёх миллиардов лет! Почти 3/4 всего времени существования жизни на Земле!
    Представьте только! Три миллиарда лет из четырёх  жизнь на нашей планете была представлена лишь доклеточными (вирусы, коацерваты, мембранные коацерваты) и клетками – прокариотами, не имеющими ядра и эукариотами – ядерными клетками. 
    Зато какие могучие клеточки получились, когда они завершили свое формирование! И какое резкое ускорение эволюции началось сразу после того, как эукариоты стали объединяться в многоклеточные организмы! Тем более, когда эукариоты нашли удачную форму своего совместного существования  –  "пищевую  трубу"!
    2. Всего 600 млн. лет назад клетки создали  первые на Земле простейшие "пищевые трубы", такие, как кольчатые черви.  Но уже через каких-нибудь 300 млн. лет вода в океанах, морях и реках,  "кишмя кишела"  разными формами жизни,  и земная кора содрогалась под ударами лап таких гигантских клеточных империй, как динозавры!    
    А ещё через 300 млн. лет наша планета  уже засияла  огнями  городов-мегаполисов. По асфальтированным и железным дорогам помчались автомобили и поезда.  Воды рек,  морей и океанов вспороли могучие корабли. А  высоко над землей  поднялись тысячи разных самолетов и космических аппаратов. Собственно, вся  инфраструктура, которой окружил себя человек  и человечество в целом, – всё это  "дело рук" наших маленьких клеток. Всё это они создали для того, чтобы обеспечить себя надёжным  питанием и "достойным" существованием.
    Не правда ли, впечатляет?!  И могущество эукариотов, объединенных в многоклеточные организмы, и скорость эволюции последних!  
    Но  ещё  больше  поражает  меня тот факт,  что и сегодня, несмотря на все великие преобразования, которые совершили на Земле клетки, объединённые в империи, – в своём собственном мире, то есть в нашем теле, они, эукариоты, живут, как и миллиарды лет  назад, по-прежнему  "плавая"  в питательной  жидкости  и  захватывая из неё все необходимые для себя элементы. 
    Живут, как на заре своего существования, "купаясь" в питательном бульоне! 
    Правда, с одним, но  принципиально-важным отличием:  теперь этот "бульон" они создают для себя сами!
    Как они это делают будет рассказано ниже, в третьей части книги, в главе 13 "Жизнь внутри жизни. (Организация питания клеток человека)".
    А пока хотел бы отметить следующее: вот эту деятельную, творческую роль наших постоянно питающихся клеток, а также их статус "хозяев тела", нам надо всегда иметь в виду и помнить! 
    И когда мы занимаемся практической стороной нашего повседневного питания, с тем, чтобы быть здоровыми и не болеть. И когда пытаемся избавиться от какой-то болезни. И когда заводим речь об эволюции жизни, в частности, об инструментах и механизмах происхождения видов. 
    Всегда помнить:

                        Хозяева в нашем "доме" – 
                       питающиеся клетки!

    "Всё может меняться! – словно, рассуждали про себя наши клетки. – Окружающая среда может устраивать нам различные "козни": быть то холодной, как лёд,  то горячей, как раскалённый песок. Может пронизывать нас разными излучениями и заставлять мутировать. Питание в этой среде – быть то в роскоши и изобилии, то в катастрофическом дефиците. При необходимости  может изменяться даже собственная наша форма и наше содержание. Но вот "святая  святых" – принцип организации нашего питания, т.е. нашей жизни, должен оставаться незыблемым и неизменным,  как и миллиарды лет назад!  Мы должны, как и раньше, "купаться" в питательном растворе. Получать от него всё, что нам необходимо. И сбрасывать в него то, что нам не нужно! 
Вот так!" 
    (Заметьте! Эту нехорошую черту: сбрасывать в окружающую среду, в которой ты живёшь и из которой питаешься, все свои отходы – мы точь-в-точь скопировали с наших клеток! На большее ума у нас пока не хватает. Наше человеческое мышление, увы(!), по факту, остаётся пока на уровне клеточного. Хотя мы и называем себя гордо "хомо сапиенс". 
    Этот факт, а также факт целенамеренного (планируемого) убийства себеподобных, в том числе и массовые убийства, то есть войны, всё ещё не снятая угроза возможности Третьей мировой войны, итогом которой может стать уничтожение всех достижений человеческой цивилизации свидетельствуют о том, что мы, люди, в подавляющем большинстве своём, а также составляемые нами многочеловеческие организмы (МЧО), как и всё нынешнее человечество в целом (несмотря на существование среди нас людей редких, Солнечных уровней), на самом деле являемся пока полуразумными, переходными формами жизни – "гомо полусапиенс" – не более!  
    Это утверждение и его доказательства вовсе не обвинение, а  лишь констатация факта. Более подробно об этом – ниже – Н.Ф.)
    Голод, борьба с голодом, страх голода и страх смерти – нежелание клеток распадаться на сложные, но мертвые  химические  соединения,  а  с другой стороны –неукротимое желание обеспечить себя питанием, уравновесить с его помощью свои внутренние структуры,  а себя, в целом, – с внешней средой и сохранить-таки свои живые тела вопреки всем козням враждебного окружения – все эти мощные факторы объединяли клетки, притягивали их друг к другу. Все эти факторы заставляли клетки в одних случаях поедать друг друга, а в других – помогать и даже защищать друг друга, совместно обеспечивать себя  питанием,  делать его запасы,  охранять и защищать эти запасы от посягательства других клеток и  клеточных сообществ.  
    Клетки не просто объединялись в организмы, но, объединяясь, начинали специализироваться, постепенно выстраивая из самих себя,  собственными своими телами,  сложнейшие органы и системы.  
    Создавая новые организмы, клетки тщательно сохраняли и использовали в них всё, что было достигнуто ими на предшествующих стадиях развития. 
    Всё шло в дело, чтобы не умереть с голоду – ворсинки, жгутики, реснички, щётки, которые клетки научились строить и использовать когда-то, давным-давно, ещё на  индивидуальной стадии развития. Теперь все эти приспособления и навыки клетки использовали в своих многоклеточных образованиях для облегчения добычи, переработки,  усвоения питательных веществ и вывода продуктов распада за пределы своего объединения.
    Оставаясь, по общему плану конструкции  неизменными, клетки  одновременно специализировались, приспосабливаясь к совместной одноцелевой работе  и друг к другу, меняя, если необходимо, и свою форму, и даже, отчасти, своё содержание. 

                        "Будем каменеть, разжижаться 
                               и верёвки из себя вить!.."

    Посмотрите, как внешне по разному выглядят клетки в организме человека!
    Вот вытянутая, как волокно, клетка мышцы. Вот, подобная блюдцу, клетка крови. Вот во все строны раскинулись нити нервной клетки. Вот, словно кирпичики, прижались друг к другу клетки полости кишечника. 
    Какие разные они по форме! И не только по форме! Но и по химсоставу.  В клетках мозга больше фосфора. В клетках крови, печени, почек и мышц – железа и меди. В клетках костей – кальция, магния, фосфора. В клетках кожи, ногтей и волос – серы. В клетках нервов  (нейронах) – магния. В клетках щитовидной железы – йода...  
    Но при всём при том во всех без исключения клетках мы видим принципиально единое устройство: внутреннее вещество окружено мембраной, в центре – ядро с ДНК и РНК. Внутри ядра – ядрышко с центриолями. В каждой клетке действуют метохондрии, лизосомы, аппарат Гольджи и т.д.
    Примечательно – и я уже об этом говорил:  иные  клетки  стоят в строю так плотно, что им не удаётся лично плавать в своём внутреннем питательном водоёме, но омываемые  этой жидкостью их товарищи  захватывают из "водоёма" необходимые питательные вещества не только для себя, но и для тех, с кем они соприкасаются. 
    Клетки делятся продуктами питания!  Точно  так же они помогают друг другу и выводить продукты распада.
    В борьбе за своё питание одноклеточные, а затем и многоклеточные организмы и клеточные империи быстро развивали органы своего движения: ворсинки, жгутики, реснички, щётки, кольца, выпячивания, ноги-членики, плавники, хвосты, крылышки – у насекомых, крылья - у птиц, лапки, лапы, копыта, ноги – всё использовалось для того, чтобы опираться, выдвигаться, извиваться, грести, ковылять, карабкаться, идти, бежать или лететь – и всё с одной целью: ради пищи, вслед за пищей, чтобы самому не стать пищей, но обеспечить ею себя, свой род, своё племя. 
    В борьбе за питание живые организмы  постепенно приобретали и развивали свои органы чувств:
    осязание – чтобы определять предмет по принципу: "съедобен – несъедобен";
    обоняние – чтобы то же самое делать на расстоянии;
    слух (эхолокацию) – чтобы на расстоянии улавливать специфический звук, издаваемый съедобным организмом или организмом, который может тебя съесть;
    зрение – чтобы скорее и на расстоянии отличать предметы съедобные от несъедобных, опасные от неопасных для своей жизни;
    вкус – чтобы оценивать качество потребляемой пищи;
    мозг и мышление – анализаторы чувств и информации, поступающих в организм, чтобы фиксировать закономерности, запоминать их и использовать для обеспечения себя, своей семьи, племени и в целом всего рода  человеческого устойчивым и  надёжным питанием,  безопасностью и комфортом сущестования.
    Вот так, сохраняя принципиальную схему своего устройства и все свои прежние достижения, в то же время меняя при необходимости форму и химсостав, чтобы успешнее выполнять свою узкоспециальную задачу, каждая клетка в максимальной степени достигает главного: поддерживает вокруг себя "первичный" питательный бульон, а значит, обеспечивает себя жизнью.
                 Формы клеток
    Рис. 52. Различные формы специализированных клеток: 1– округлая форма яйца морского ежа; 2 – плоская клетка полости рта человека; 3 – нервная клетка (нейрон); 4 – клетка диатомовой водоросли; 5 – клетка - жгутиконосец; 6 – одноклеточная водоросль ацетобулярия; 7 –  красные клетки крови человека; 8 – клетки поверхностного слоя лука; 9 – клетки полости кишечника; 10 –  пигментная клетка кожи лягушки; 11 – клетки печени; 12 – цилиндрическая клетка поверхностного слоя трахеи лягушки; 13 – нервная клетка спинного мозга быка; 14 – мышечная клетка; 15 – сосудистая клетка древесины; а – ядро; б – цитоплазма; в – отростки.

    Когда начинаешь понимать историю, логику и конструкцию такого сложного механизма, каким является организм живого человека, то поначалу тебя поражают две вещи: принципиальная простота плана существования многоклеточного организма и одновременно - чрезвычайная сложность механизма осуществления этого плана, та удивительная соотнесенность и целесообразность всех составных частей единого организма, на всех без исключения уровнях.
    Затем оторопь берёт:  неужели все объясняется так просто? Неужели  всё это сделали наши клетки в своём стремлении обеспечить себя  питанием?
    Однако, поразмыслив, приходится соглашаться: обеспечить себя питанием для наших клеток всегда означало и означает одно  обеспечить себя жизнью. 
    А что может быть дороже, выше, сложнее и приятнее этого!
                
                         История открытий и заблуждений                      

    Клетка  как структурная единица у живых организмов (правда, сначала только у растений) была открыта  в 1665 году англичанином Робертом Гуком. Животные клетки  (живые "тельца") – в 1676 году. Впервые их увидел в "микроскопии" собственного изготовления и описал в своих "письмах" в Лондонское королевское общество  голландец  Антуан ван Левенгук,  впоследствии  заслуживший титул "отца микробиологии", а  тогда просто самоучка и  любопытный  человек, работавший  дворником, истопником и уборщиком  (в одном лице)  судебной палаты голландского города Дельфте.  Однако не только англичанин  Гук и  голландец  Левенгук  не поняли  тогда до конца, что собственно они увидели, но и учёные – биологи 18, 19-го и всего 20 века,  роль и место клетки в организме человека и животных, как и в целом  в эволюционном  процессе живых структур, всё ещё интенсивно развивают и уточняют.
    Почему же так долго шло становление клеточной теории? И почему до сих пор она не завершена?
    Причин много. Здесь и медленное развитие инструментов науки, и религиозно-мировоззренческая зашоренность, и сложность самого вопроса.
    На мой взгляд, большой вред развитию клеточной теории (разумеется, сам того не желая), верному и правильному пониманию роли и значению клетки в теле животных и человека нанёс английский ботаник и врач Н. Грю. 
    Наблюдая в примитивный микроскоп клетки растений, в 1682 году он высказал ошибочное предположение, что стенки клеток образованы переплетением волокон, как у текстиля. Отсюда и пришёл в обиход термин "ткани". Слово "ткани" оказалось настолько ярким и образным, что быстро овладело умами всех врачей и биологов.  Даже спустя более чем полсотни лет (в 1839 году), создатель первой клеточной теории Т. Шванн, опиравшийся при её оформлении на результаты исследований М. Шлейдена, школы Я. Пуркине и др. учёных, а также на свои собственные данные, считал, что главная роль в клетке принадлежит оболочке (то есть всё тем же клеточным "волокнам"), а само содержание клетки состоит из бесструктурного вещества.
    Термин "ткани" настолько отравил сознание биологов и врачей, что даже спустя четверть тысячелетия  после его ввода в обиход  немец Рудольф Гебер  в своём знаменитом  "Курсе физиологии человека" при описании дыхания всё ещё говорил о"тканевом дыхании", хотя и признавал со ссылкой на другие источники, что "местами потребления кислорода и образования угольной кислоты являются клеточные элементы тела". (Р. Гебер, "Курс физиологии человека", второе издание на русском языке,  М., Медгиз, 1933, стр. 101 – 102).
    Термин "ткани" и понятие "живые тканевые структуры" позволяли сравнивать живой организм, в том числе и человека, с неким механизмом, к примеру, с автомобилем. 
    Логическая схема была примерно такова: у автомобиля, как и у любого организма, есть подвод питания и есть отвод шлаков (газов). Живучесть автомобиля обеспечивается только благодаря совокупности действия всех составляющих его частей. Ни корпус, ни колеса, ни руль, ни даже мотор, ни тем более детали, из которых выполнены "органы" и "системы" автомобиля, не могут "жить" самостоятельно. Они "оживают" только все вместе. В сборе. И притом с помощью "кого-то" постороннего. Имелся в виду, разумеется, Господь Бог.
    Однако постепенно выяснилось, что Господь Бог в данном случае не причём. Что сравнение живого организма с каким бы то ни было механизмом глубоко ошибочно. Поскольку живой организм и собирался, и самосовершенствовался без всякой посторонней помощи. И по принципиально иной схеме.
    Более того! Теперь мы знаем, что живая структура и самособиралась, и ожила, и самосовершенствовалась, как это ни странно прозвучит, именно благодаря  постоянным вредным внешним воздействиям, в постоянной борьбе с ними. При этом, как мы теперь установили и должны постоянно об этом помнить: действующим живым физическим и "юридическим" лицом в любом растительном и животном организме на протяжении всего времени эволюции жизни всегда выступала постоянно питающаяся клетка.
    Именно она, клетка, боролась за своё живое состояние с помощью питания. Именно она, клетка, развивалась, изменялась, усложнялась и объединялась с другими клетками в многоклеточные организмы для более успешного противостояния всем внешним угрозам своему питанию (существованию).         
    Но, увы, и сегодня, несмотря на то, что ошибочность "тканевого" устройства человека давно всем очевидна,  слово "ткани" всё ещё продолжает очаровывать биологов и особенно медиков. 
    И хотя это слово потеряло своё первоначальное значение, хотя его всё чаще вытесняет более точное: "клетка" и понятие "клеточное устройство",  "ткани" по-прежнему кочуют из учебника в учебник, сбивая с толку студентов и мешая им чётко осознавать сущность строения и физиологии органов и систем человека, сущность эволюционного развития жизни, сущность живой единицы, субстанции (первоосновы) живой материи.
    Я думаю  в немалой степени  именно из-за этого и сегодня, в начале 21 века, судя по общей биологии – учебникам для школ и вузов, а также по другим биолого-медицинским изданиям, клеточная теория в науке всё ещё не оформлена. 
    Более того, клеточной теории, как таковой, просто ещё нет! 
    В это трудно поверить, но всё содержание клеточной теории пока состоит в провозглашении того факта, что "все организмы имеют клеточное строение". (См. "Клеточная теория", БЭС "Биология" М., 1999). И ещё в провозглашении того, что этот факт является "наиболее важным биологическим обобщением". (Там же.)
    Поразительно, не правда ли?! 
    Признаться, поначалу я не поверил, что вся клеточная теория состоит именно в этих, давно всем известных биологических аксиомах. Поэтому бросился к другим статьям энциклопедии, стал опять жадно перечитывать учебники по биологии, терпеливо выискивая: в каком же из них мне, наконец, покажут и расскажут всё величие, грандиозность и значение клетки в живом организме?! Расскажут и покажут её "фундаментально-двигательную", деятельную роль в эволюционном  процессе?  
    И, увы, закрывал книги неудовлетворенный и разочарованный: никто ничего подобного мне не показывал и не рассказывал. 
    Да, в любой из нынешних книг по биологии и медицине, где-нибудь в её толще, обязательно провозглашается: субстанцией жизни на Земле, основой живых земных организмов, их, так сказать, "фундаментальным кирпичиком" является клетка!
    Более того, многие учебники по биологии, теперь даже и начинаются именно с рассказа  о клетке, о процессах метаболизма, происходящих в ней, о внутриклеточных структурах, их месте и роли в жизнедеятельности клетки. К примеру, учебник «Биология» для 10-11 классов средней школы, (авторы А.А. Каменский, Е.А. Криксунов, В.В. Пасечник, «Дрофа», М,2008) почти половину своих страниц отдаёт изучению клетки, её внутреннему строению, размножению и развитию. И это уже прогресс! 
    Однако  создаётся впечатление, что авторы  книг по биологии, и в особенности по медицине, действуют по принципу: прокукарекал, а дальше хоть не рассветай!
    Провозгласив факт первичности клетки в иерархии живой природы, биологи, и тем более медики, словно тут же об этом факте забывают, похоже,
    не зная и не понимая:
    что им с этой первичностью клетки делать?! 
  
    И так же, как и столетие назад,  продолжают долгое и  дотошное  описывание  строения  разных  тканей (опять "тканей", а не "клеточных структур"!),  органов,  систем тела  и их функции.
    Всё это, безусловно, нужно и важно, ну, а что же наша клетка?! 
    Да, в учебниках по биологии для старших классов средней школы (первого десятиления 21 века) стали гораздо больше внимания уделять клетке. Однако в этих учебниках по-прежнему отсутствует осмысление подлинной роли, места и значения питающейся клетки – как в организме человека и животных, так и в эволюции всего живого на земле? Тем более в них нет и намёка на величайшую, двигательно-деятельную роль самого процесса питания.
    Почему об этой роли биологи рассказывают нам всё ещё так мало?

     Перевёрнутая логика биологов и врачей

     А вот почему:
    "Ни одна клетка не в состоянии выжить вне тела, если только она специально не культивируется в искусственном растворе". 
    Вот где, оказывается, собака зарыта! В продолжающихся попытках установить "верховенство" ткани над клеткой! В скрытых, приглушенных, но тем не менее, отчётливо прослушивающихся отголосках "автомобильно-механических" представлениях о жизни! 
    В кавычках и курсивом мною выделены слова Тревора Уэстона – английского доктора медицины, члена Королевского колледжа врачей широкого профиля, –  его "Анатомический атлас" (издание МКБ, Лондон, 1995) широко продавался, да и до сих пор продаётся в книжных магазинах России. 
    Впрочем, справедливости ради, отметим: мысль о неспособности специализированных клеток выжить вне тела, в той или иной форме, навязчиво циркулирует едва ли ни во всех книгах по биологии и медицине. 
    Логика тут простая: раз клетка не может выжить вне тела, стало быть, она должна подчиняться законам жизни в теле. А раз так, значит, она всё-таки не самостоятельная живая единица тела, а всего лишь рядовой "винтик" и "шпунтик" единого живого организма. 
    Как  видим,  биологи до сих пор отводят клетке такую же по важности роль в организме, например, человека, какую вождь мирового пролетариата В.И. Ленин на заре Советской власти отводил самому человеку в обществе людей: быть "винтиком" и "шпунтиком" общепролетарского дела.
    Таких "винтиков" и "шпунтиков" – утверждают "вожди" от биологии и медицины – в теле нашего организма – миллиарды! Никуда они из нашего тела, как матросы из подводной лодки, не выпрыгнут! И потому задача всех этих "трудящихся масс клеток" состоит в том, чтобы составлять и наполнять жизнью ткани органов и систем тела, в том числе и ткани мозга, который за все клетки думает, всё решает и всё координирует.
    Короче: одна клетка – ничто! Масса клеток – всё! А значит, главное внимание наука должна уделять клеточным массам: тканям, органам, системам. 
    И она уделяла. Хотя, заметьте!  Даже и здесь  было неравенство: одни органы и системы человека пользовались у науки большим вниманием,  уважением и благосклонностью,  другие – меньшим.
    Сравните, к примеру: нейрология (невропатолог, нейрохирург),  кардиология  (кардиолог, кардиохирург) и... проктология (проктолог) –  от греческого:  "проктос" – задний проход.  
    Бьюсь об заклад, многие из нас,  наверное, даже и не слышали, что есть такая наука – проктология и есть врачи – проктологи. Между тем, как  и эта наука, и специалисты – проктологи – для здоровья нашего тела имеют значение гораздо более важное, чем нейрология и кардиология. Так как болезни нейрологические и кардиологические на самом деле чаще всего возникают именно от нашего невежества в области проктологии и  в целом - от недопонимания  важности состояния нашего желудочно-кишечного тракта, важности нашего правильного питания и образа жизни.
    Вот такая вот "вывернутая", или, если хотите, "перевёрнутая", логика до сих пор царит в головах у наших врачей, биологов, организаторов  науки и здравоохранения. 
    А  страдаем – мы!
    "Вывернутая"  и "перевёрнутая" потому,  что на самом деле всё обстоит как раз наоборот.
    Не клетки существуют ради тела и его отдельных органов,  а все тело – все его органы и системы, в том числе и нервная, – существуют ради клеток!
    А это, извиняюсь, совсем иной взгляд, другой подход и противоположная логика. Противоположная, потому что не тело создавало клетки, а наоборот! Всё богатство тела и всё его "хозяйство" создавалось самими клетками и ради самих себя, ради удовлетворения, в первую очередь, своих собственных, личных интересов:  питания, безопасности, комфорта. 
    Как именно клетки создали свои "тела-домики", как специализировались в них, мы все теперь хорошо знаем.

                     Оживление клеточной теории
    Итак, мы знаем: на протяжении миллиарда лет  клетки своими собственными телами  буквально  выстраивали своё "богатство",  "хозяйство"  и  "жилье" – многоклеточные организмы. 
    Причем выстраивали так, как это им, клеткам, было необходимо – строго целенаправленно, по жёстко заданной самим себе программе и с одной единственной целью, о которой мы также теперь хорошо знаем: обеспечить себя питанием, т. е. жизнью.
    Понятно, что, создавая своё знаменитое "Происхождение видов путём естественного отбра" (1859) - работу, которая легла в основу эволюционной теории, Чарльз Дарвин, возможно, и понятия не имел о существовании клеток, тем более о первичности клетки в иерархии живой природы. Во всяком случае, в своем "Происхождении видов" он ни разу даже не упомянул слово "клетка". 
    Разумеется, этот факт ничуть не умаляет значение трудов Дарвина, тем не менее красноречиво свидетельствует о глубине проработки темы. Достаточно мельком взглянуть на мою таблицу прогресса питания и материи, чтобы сразу понять: Дарвин имел дело с энергетическими консервами 9-го и частично 8-го уровней. А состояние развития других естественных наук в то время не позволило великому англичанину догадаться о том, какие именно силы сотворили саму живую клетку и затем постоянно "толкали" её к саморазвитию и формированию разных видов многоклеточных организмов. 
    Естественно, что всякий раз,  когда сегодня заходит разговор о происхождении видов, то о клетке, о том, что стало причиной её самосборки, "оживления", развития и объединения с другими клетками, создания прогрессивных  многоклеточных форм и клеточных империй – то есть о самом главном в биологии, – речи никто не ведёт.
    Толкуют о мутациях, рекомбинациях, о популяционных волнах, расселениях иизоляциях. О дивергенциях (расхождениях признаков родственных организмов в процессе их  эволюции) и конвергенциях (схождениях, сближениях,  сходствах признаков у разных, неродственных организмов, приобретаемых в ходе их  эволюционного приспособления к одинаковым условиям жизни (обитания), например: похожие формы тел у акул (рыб) и дельфинов (млекопитающих). О симбиозах(взаимополезных сожительствах двух разных организмов) и биоценозах (совокупностях животных, растений и микроорганизмов, населяющих участок среды обитания с относительно однородными условиями жизни) и, конечно же, о естественном отборе. 
    Однако для студентов и школьников, постигающих основы биологии, всё это выглядит как-то мёртво и мало проливает свет на главные вопросы: что такое живая материя и чем она отличается от неживой? Что двигало живой материей, толкало её к жизни, что заставляло её приспосабливаться к самым разным условиям существования, изменять и развивать свои формы, создавать новые виды?
    Между тем как ответы на эти вопросы до безобразия просты!
    Самособравшаяся и ожившая благодаря питанию клетка ПРОДОЛЖАЕТ ЕСТЬ (ПИТАТЬСЯ), ЧТОБЫ ОСТАВАТЬСЯ В СБОРЕ! 
    Потому что, несмотря на свою примитивность, клетка быстро "сообразила": питание – это и есть жизнь, и как только она перестанет питаться – тот час начнёт разрушаться на составляющие её химические элементы. 
    А разрушаться ей не хочется.  "ПОТОМУ ЧТО ЖИТЬ НА СВЕТЕ (ПИТАТЬСЯ, МЕТАБОЛИРОВАТЬ, СОХРАНЯТЬСЯ,  УРАВНОВЕШИВАТЬСЯ И ГАРМОНИРОВАТЬ С ОКРУЖАЮЩИМ ТЕБЯ МИРОМ),  ОХ, КАК ИНТЕРЕСНО, ХОРОШО И ПРИЯТНО, БРАТЦЫ! ДАЖЕ Я, КЛЕТКА, ЭТО ЧУВСТВУЮ И  ПОНИМАЮ!"
, – доказывает она всем нам безостановочно продолжающимся питанием. 
    Таким образом, сотворив клетку, питание стало её жизнью. А процесс питания стал для клетки процессом сохранения её живого состояния.
    Стремясь  обеспечить  себя питанием, т. е.  сохранить своё живое состояние при любых условиях (мутациях, рекомбинациях, перенаселениях, изоляциях, детерминациях (ограничениях разного рода), а также при всех других напастях),  клетки, а затем и многоклеточные организмы, предпринимали всё, на что они были способными: изменялись, усложнялись, объединялись, обретали общие формы, специализировались в них, перестраивались и опять специализировались – лишь бы обеспечить себя питанием (уравновесить свои внутренние структуры  и себя, в целом, с внешним окружением), безопасностью и комфортом. 
    Объединение, внутренние перестройки и специализация клеток в едином организме – это приспособительная реакция клеток на разного рода вредные внешние воздействия, форма их взаимного усиления друг друга и совместного выживания (т. е. обеспечивания самих себя питанием).
    Дарвиновский естественный отбор – это "высокий барьер", "насыпь", "несокрушимая бетонная стена". 
    Преодолеть её можно было лишь несколькими способами: либо сделав глубокий "подкоп", либо найдя соответствующую своему росту "дырку", либо подпрыгнуть вверх и продолжить своё движение полётом. Всем остальным видам "стена" предоставляла одно право: помирать около неё.
    Многократно повторяемый отбор оставлял в живых организмы с определёнными конфигурациями, конструктивными особенностями и способностями тел. Подобная"направляющая деятельность" естественного отбора дала право Дарвину и его последователям считать "БЕТОННЫЕ СТЕНЫ", вырастающие на пути живых организмов, пусть слепыми и жестокими, но все же "творческими производителями" и "создателями" новых видов. Об этом говорит само название работы Дарвина: "Происхождение видовпутём естественного отбора" (выделено мною. – Н.Ф.) 
    Тогда как на самом деле "стены" всегда были всего лишь неумолимыми "бракёрами", холодными "палачами" и тупыми "убийцами" видов, не сумевших этих "стен" преодолеть. 
    Я ничего не отрицаю! Сермяжная правда в учении Дарвина есть! И её надо хорошо видеть!
    Однако необходимо также чётко видеть МЕСТО этой "правды" и её  КОНКРЕТНУЮ  РОЛЬ! 
    Так же, как чётко различать понятия:


                           Бог, Дьявол.  Добро, Зло.
               Единство и борьба противоположностей  


    Откровенно говоря, мне лично всегда не нравилось утверждение Дарвина и его последователей о том, что будто бы всё богатство и разнообразие жизни, все животные и растительные виды, населявшие и населяющие Землю, произошли "путем естественного отбора". 
"Творческую роль" естественного отбора всегда особо подчёркивали и выделяли все учебники по биологии 20 и начала 21 века, как российские, так и зарубежные.      
    Однако мне всегда не нравился именно вот этот ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННЫЙ нюанс: тупому "естественному отбору" – по-существу убийце живых существ – отводится величайшая миссия Творца и Создателя многообразия живого мира. 
    Это утверждение всегда вызывало во мне внутренний протест. Это ненормально, – рассуждал я. – Такого не может быть! 
    УБИЙСТВО, по определению, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ СОЗИДАТЕЛЬНЫМ! 
    А то, что в учебниках по биологии всех "цивилизованных" стран мира "творческая" роль "естественного отбора" безоговорочно признавалась и не подвергалась никаким сомнениям, мне всегда казалось нонсенсом, временным ослеплением и недоразумением людей, и воспринималось почти как личная обида, как оскорбление моего человеческого достоинства. 
    Теперь я могу объяснить всем желающим дарвинистам, т. е. подавляющему большинству биологов мира: в чем состоит их ослепление. И какой принципиально важный момент в происхождении видов они упускают. 
    Давайте посмотрим!  
    Что такое естественный отбор?
    Это – всё те же "вредные внешние воздействия" - разного рода природные факторы, действие которых оставляет жизнь только узкому кругу живых структур, обеспечивших себя "противоядием".
    Сущность "противоядия" состоит в том, что живые существа предварительнообеспечивали себя, своё тело определёнными приспособлениями или свойствами, которые позволяли им выживать при наступлении тех или иных неблагоприятных условий жизни. Все другие живые существа, в строении тела которых не оказывалось необходимого "противоядия" – просто погибали. Повторяющиеся в каких-то изолированных местах Земли одни и те же "вредные внешние воздействия" доводили развитие животных с теми или иными "противоядиями" (признаками) до вида, сильно отличающегося от своего исходного предка. 
    Всё так. Но давайте, наконец, посмотрим в "корень".
    Какую роль выполняет тут "естественный отбор"? 
    Для Дарвина и дарвинистов – роль "производителя" новых видов. Роль Творца разнообразия жизни.
    Для нормальных людей, к коим я отношу и себя, – никакую другую, кроме роли безжалостных "бракёров", холодных "палачей" и тупых "убийц" миллионов живых существ, которые не смогли заблаговременно обеспечить себя "противоядием" – необходимыми для выживания признаками.
    Подчеркиваю: и никакую другую!
    Мы уже выяснили: не может убийство (каким бы оно ни было и при каких бы обстоятельствах не совершалось) быть созидательным! Тем более – выступать в роли Творца Новых живых видов!
    Не может! Потому что Созидание и Убийство – вещи прямо противоположные! 
    Как Бог и Дьявол! 
    Как Добро и Зло!


    Двадцать тысяч матерей – (самок) родили 100 тысяч детёнышей.  
    Потом пришёл "естественный отбор" в виде засухи и убил 99 тысяч детёнышей вместе с их матерями.
    Тысяча детёнышей осталась в живых. Потому что перед  этим,  в результате питания с ошибками (мутации), эта тысяча приобрела маленькие жировые горбики на спине. Эти жировые горбики и помогли детёнышам выжить в период засухи. Так началась династия верблюдов. 
    Однако "У Бога всего много!" – говорят в народе. Так что если бы вместо засухи на предков верблюдов нагрянуло наводнение, то убежден:  какая-то часть этих млекопитающих обязательно приспособилась бы и к новоднениям, постепенно превратившись в китов, дельфинов, моржей, в других озёрных и морских млекопитающих.
    Мне  непонятно,  как  у  дарвинистов поворачивается язык назвать засуху или наводнения инструментом сотворения верблюдов, дельфинов, китов, моржей, так же, как и в целом естественный отбор – инструментом производства видов? 
    Однако оставим эмоции. 
    Давайте спокойно и хладнокровно рассмотрим существо вопроса. 
    А по существу выясняется, что засухи, как и наводнения, даже регулярно повторяющиеся, и не были создателеми верблюдов, китов, моржей, дельфинов и т.д.
    На самом деле, Новый вид – верблюдов, китов, моржей и т.д. – всякий раз создавали самки с самцами в ходе внутриутробных, приспособительных к условиям жизни процессов питания – рекомбинации родительских генов имутации (питание с ошибками), в результате которых животные приспосабливались к окружающим условиям жизни.
    Вся "творческая" роль и "заслуга" засухи или наводнения (естественного отбора) состояли в том, что резкая смена условий жизни просто убивала животных, не имеющих приспособлений к этим новым условиям. 
    Правда, регулярно и неумолимо убивая десятки тысяч "безгорбых" существ, засуха предоставляла возможность предкам верблюдов преимущество в размножении и почти бесконкурентное расселение по пустыни, способствуя, таким образом, развитию и закреплению признаков Нового вида. Тем не менее, на свет Новый видПРОИЗВОДИЛСЯ всё же самцами и самками! Точнее, процессами питания 3-го, 4-го и 5-го уровней –  мутацией и рекомбинацией (приспособительным перемешиванием) генетического материала родителей в зарождающейся особи. Вот этот принципиально важный факт происхождения верблюдов надо всегда иметь в виду!
    К тому же продукты питания, которые можно было добывать вне конкуренции сами по себе являлись мощнейшим стимулом для видоизменения и приспособления животного. 
    Длинные шеи у жирафов выросли, скорее всего, не только потому, что под ногами не имелось корма. Корм был, но на него претендовало немалое число животных. А вот борьба за сочные листья верхушек деревьев отсутствовала.
    Таким образом,  истинным и главным Творцом видов  на самом деле является разноуровневое Питание во всех своих ипостасях (см. третью колонку моей Таблицы №1). А Естественный отбор, в лучшем случае, можно считать сотворцом, помощником в создании видов. И не более!
    Пословицу: "У Бога всего много!", – лично я понимаю ещё и таким образом, что Господь при любых "раскладах" всё равно обеспечит конечную победу добра, прогресс и развитие жизни!
    Чтобы до конца уяснить роли и место двух противоположных творцов всех форм и видов жизни, представим невозможное: действует только добрая сила в виде Питания, во всех её ипостасях. Злых сил - всякого рода вредных внешних воздействий – (в виде засух, неурожаев, голода, наводнений, землетрясений, извержений вулканов, эпидемий, пожаров, радиационных излучений, мутаций, болидов и метеоритов, а также конкурентной борьбы животных между собой) – в ходе которых происходит естественный отбор – нет!
    100 тысяч наших млекопитающих детёнышей верблюдов через несколько лет производят миллион своих детей, через несколько десятков лет – их уже сотни миллионов. Понятно, что на Земле скоро не останется ни одного свободного места под солнцем. Разумеется, неизбежно  начнётся внутривидовая борьба за такие места. Постепенно, но неизбежно появится верблюды-хищники – монстры с огромными клыками и другими приспособлениями для убийства и поедания себеподобных. Понятно, что в такой борьбе выживут только самые сильные и выносливые. Так, собственно говоря, скорее всего, произошли и эволюционировали различные отряды хищников. В том числе и хищников-млекопитающих. 
    В результате мы опять имеем всё тот же Естественный отбор! 
    Но и на этот раз обращаем внимание, что Естественный отбор НИЧЕГО НЕ СОЗДАЕТ. Он только ОТБИРАЕТ - "бракует" и убивает наиболее слабые и неприспособленные к жизни в конкретных условиях особи и виды.  Понятно,  что расселения,  изоляции, мутации и, одновременно, беспрерывный естественный отбор всё же приведёт к созданию новых видов, заставив клетки изменяться и приспосабливаться к вредным внешним воздействиям. 
    Но, подчеркнём, приведёт к созданию!  А не создаст и не сотворит эти виды сам!
    Сотворит и создаст их всё-таки Питание!  
    Наверное, кто-нибудь из учёных усмехнётся.
    "Питание? Подумаешь, открытие! О том, что живые существа должны есть, чтобы жить, всем давно известно! Какое тут открытие"?
    Но что именно всем было известно о питании, мы уже говорили в самом начале книги (см. глава 1, раздел: «Самое главное и самое важное о питании до сих пор не называлось!»). И об этом у нас ещё будет возможность поговорить впереди.
    Итак, из всего сказанного  мы со всей ответственностью заявляем:

                        Дарвин, ты не прав! 
                 Ровно на 50 процентов!


    Извечная история борьбы Добра и Зла!  
    Все знают библейскую легенду о том, что именно Бог сотворил Адама и Еву. Однако эта парочка, наверное, так и осталась бы одинокой примитивной потребительницей райских кущ, если бы Дьявол не соблазнил их совершить грех, за который Господь Бог быстро выдворил ослушников из рая.
    Это факт! Только вне рая человек получил возможность самостоятельно добывать себе хлеб насущный, развиваться и совершенствоваться. Обрести Разум и Потомство.
    Тем не менее, никто из нас не сомневается, что человек создан именно силами Добра – Богом, а не Зла – Дьяволом. Хотя последний, по видимому, совершенно уверен как раз в обратном.  
    Из всего сказанного становится очевидным: представлять естественный отбор в качестве творца видов – по сути, примерно, то же, что утверждать: человека создал Дьявол!  
    А все виды на Земле произошли путем постоянного действия Зла!
    Понятно, что подобное утверждение будет ненаучным и неверным по существу. Ибо давно и не мною доказано: 
    эволюционный прогресс обеспечивается только в единстве и борьбе противоположностей!
    Этот важнейший закон диалектики, насколько я знаю, пока никто не отменял. Поэтому на правах открывателя данной истины в биологии предлагаю в дальнейшем говорить как минимум о "происхождении видов путём Питания живых тел и их естественного отбора". 
    Причем, слово Питание писать с большой буквы, понимая под ним все ипостаси великого процесса.     
    Вот такой подход будет и логичным, и справедливым, и истинно научным. 
    Что касается революционера Дарвина, (кстати, весьма показательно, что его идеи "творческой", "созидательной" роли регулярной, массовой смерти "нежизнеспособных существ"  горячо поддержали безбожники Карл Маркс, Фридрих Энгельс и все российские большевики-богоборцы. Активно использовалась эта идея и в фашистской Германии. Чтобы убедиться в этом достаточно набрать в любом поисковике Интернета фразу: «Учение Дарвина в Третьем рейхе») - так вот, что касается самого Дарвина, то, мне кажется, он был всё-таки человеком логичным и справедливым. И узнав о моих доводах и доказательствах, я думаю,  как истинный ученый, был бы вынужден  с  ними  согласиться: виды на Земле призошли благодаря питанию (жизни!), а не смерти (естественному отбору).
    Впрочем, если посмотреть на «естественный отбор» философски, как на «постоянно действующие, хотя и разноуровневые, внешние вредные воздействия», то становится ясным, что по сути своей – это один из процессов уравновешивания материи-энергии в конкретных условиях пространства-времени. Другими словами - это всё тот же наш процесс питания-уравновешивания, действующий практически на всех уровнях (кроме Высшего и 12-го). Вместе с другими способами питания-уравновешивания постоянно действующие, разноуровневые «вредные воздействия» вносят свой вклад в создание соответствующих разноуровневых материально-энергетических структур (см. Таблицу № 1). 

   
    А вообще, не хочу скрывать! 
    Чисто в личном плане мне гораздо более симпатичны эволюционные идеи француза Жана Батиста Ламарка и его последователей, утверждающих, что для прогресса жизни и появления новых видов вовсе не обязателен "палач" в виде естественного отбора. 
    Для этого, утверждают ламаркисты, достаточно мутаций, рекомбинаций, однотипных упражнений в течение многих сотен тысяч лет, приобретения с помощью таких упражнений новых признаков, закрепления их в наследственном аппарате и передачи их по наследству, а также других, менее "кровожадных", "инструментов эволюции". 
    К тому же, многочисленные доказательства правоты Дарвина вполне можно интерпретировать в качестве подтверждения правоты идей Ламарка. 
    К примеру, формирование копыт у травоядных, длинных шей у жирафов, сходных форм тел у разных видов, например у рыб (акул) и млекопитающих – (дельфинов). Всё зависит от точки зрения!
    Однако следует отметить: механизм закрепления в ДНК признаков, приобретённых в течение жизни особей, наукой пока не описан. 
    Дарвинисты убеждены: такого механизма вообще нет. 
    Но что-то мне подсказывает:  подобный механизм есть, а обнаружение и описание его – лишь дело времени и техники.
    И ещё я убеждён: питание и дыхание (физическая и химическая связь тела с внешним миром, способ адаптации к его условиям и уравновешивания с ними)  иобраз жизни, который вынуждена вести конкретная особь, чтобы обеспечить себе питание и дыхание, играют в этом механизме первостепенную роль! А процессРЕКОМБИНАЦИИ генов (процесс питания 5-го уровня) это и есть тот самый процессзакрепления в ДНК признаков, приобретаемых особями для обеспечения себя питанием и дыханием в течение каждой текущей жизни, процесс, который наукой, как уже сказано выше, пока ещё не описан. 
    Однако если господа учёные попробуют проанализировать эволюцию живых существ с предлагаемой мною точки  зрения, то очень скоро поймут, что объяснить просхождение рыб с их жабрами от ланцетника, как и самого ланцетника от малюсок и кольчатых червей, как и появление, позднее, земноводных от рыб, а пресмыкающихся от земноводных и так далее, можно с немалым успехом с помощью питания, дыхания, образа жизни и рекомбинаций. То есть совершенно не прибегая к помощи дарвиновской теории необходимости "киллера" в виде естественного отбора для образования новых видов.

     Некоторые современные учебники по биологии до сих пор обвиняют Ламарка в том, что он якобы "ошибочно полагал, что основная сила, приводящая в движение весь эволюционный процесс, – внутреннее присущее организмам стремление к совершенству. Стремление к совершенству, по мнению Ламарка, изначально заложено в живую материю Творцом. Таким образом, важнейший вопрос о причине эволюционного развития не получил материалистического объяснения."
    Беру на себя смелость утверждать, что вот теперь, вместе с разработанной нами Теорией сотворения материи питанием, по иному видится процесс эволюции материи, в том числе и живой. А мысль Ламарка, высказанная около 200 лет назад, о  существовании внутренней,  присущей организмам силе, приводящей в движение весь  эволюционный процесс,  получила, наконец, своё объяснение и подтверждение в СИЛЕ ПИТАНИЯ, ДЫХАНИЯ, ОБРАЗЕ ЖИЗНИ особей в определённой экологической нише, накапливании сигналов необходимых изменений и последующей РЕКОМБИНАЦИИ их генов.
    В той самой СИЛЕ УРАВНОВЕШИВАНИИ  материи-энергии, которая создавала энергетические консервы разного уровня, в том числе и живые, сохраняла их, усложняла и совершенствовала – естественно, в условиях постоянных вредных внешних воздействий и с их помощью.     
    Таким образом, сила питания (то есть самоуравновешивание материи-энергии в пространстве и во времени нестационарной  (постоянно расширяющейся) Вселенной и всех её структур – способами консервации, метаболизма и энтропиезации материи-энергии) составляет основу самой динамики развития нашей Вселенной и её структур, о чём позднее мы ещё будем говорить. В том числе и  основу  динамики развития живых существ, БАЗУ, без которой развитие живых существ  и, тем более, их отбор, в том числе и естественный – немыслимы. 
    Ибо сначала надо что-то создать, произвести на свет, сотворить, чтобы было потом из всего этого что отбирать.

    В свете сказанного, становится ясным: подтверждение правоты мыслей Ламарка не отменяет, однако, и "дарвиновского" инструмента эволюции в виде естественного, а по мере развития многочеловеческого организма (МЧО) всё более значимого и решающего, искусственного, разумного отбора.
    Истина, как всегда, посередине. В данном случае она – в симбиозе (объединении) этих двух, долго враждовавших между собой, теорий эволюции. 
    И это объединение я предлагаю провести на двух, совершенно очевидных, как мне кажется, принципах. А именно: признать, что
    1. Настоящим Творцом, подлинным Конструктором и Создателем всех, как неживых, так и живых энергетических консервов, в том числе и разумных, всегда было, есть и останется ПИТАНИЕ!  
    2. ПИТАЮЩИЕСЯ прокариотические КЛЕТКИ, живущие в определенных условиях (экологических нишах), а также в условиях постоянно возникающих перед ними разного рода "дарвиновских" помех и препятствий, сначала сами развились в эукариоты, затем объединились в многоклеточные  империи клеток, которые в свою очередь стали настоящими производителями всех видов на Земле – существовавших, существующих. А также тех, каким ещё предстоит произойти.

    В истинности вот этих путей происхождения видов лично у меня сомнений нет! 
    Ни малейших! 
    Как и в том, что рано или поздно истины эти примут умы всего мира!

       Когда у клеток отказывают "тормоза"

    Иногда в литературе по биологии можно прочесть, что одним из главных факторов эволюции живых организмов был страх гибели. Теперь мы уточнили: главным фактором эволюции является все же непрерывная "погоня" за питанием, стремление клеток во чтобы то ни стало обеспечить себя питанием, то есть жизнью. Это важно понимать, поскольку в процессе добычи питания, клетки иногда могут проявлять (и проявляют!) абсолютное бесстрашие и показывают, кто на самом деле "в их доме" хозяин.
    Да, когда клетки чувствуют себя в сытости и комфорте, они действительно боятся случайности и ситуаций, которые могут привести к гибели их благополучно существующий организм. В этом случае клетки оберегают свой организм, "уводят" его от рискованных действий, спасают в чрезвычайных ситуациях.
    Однако, если клетки начинают голодать, если они чувствуют угрозу жизни – и не всему организму в целом, а каждая – самой себе, то тут клетки действуют иначе. Они снижают страх перед возможной гибелью, даже совсем убирают, снимают его.
    Голодные клетки заставляют организм действовать дерзко, жестко, рискованно, почти с абсолютным бесстрашием за собственную жизнь.
    Угроза гибели от голода перед клетками встаёт реальная. Они чувствуют приближение своей гибели нехваткой белков, жиров, углеводов, витаминов, микроэлементов, других важнейших веществ, необходимых для нормальной жизнедеятельности. Терять клеткам тут уже как бы нечего.
    Вот тогда снимается не только страх, но у людей с низкой духовностью и слабой волей также и все социально-нравственные тормоза. Организм полностью и безоговорочно подпадает под власть голодных клеток. Тут уже ничто не сможет испугать его и остановить. Ради питания, т.е. ради жизни голодный организм сметает любые преграды на своем пути. Смерть ему становится не страшна. Он действует под стахом смерти. И если остаётся жив, то всё-таки добывает себе питание и кормит свои клетки даже тем, что есть в принципе нельзя.
    История России, в частности, история ХХ века, знает множество примеров, когда ради сохранения своей жизни в голодные годы, а также в годы войны некоторые слабые волей и духом люди не останавливались перед канибализмом и даже ели собственных детей. 
    Может быть и другой исход. Клетки отчаиваются, теряя надежду обеспечить себя питанием. И дают команду своему организму на уничтожение самих себя. Эта команда может быть выполнена организмом как прямо и непосредственно – путем самоубийства, так и путем заболевания какой-нибудь "неизлечимой" болезнью, в результате организм все равно "сгорает".
    Кстати, рак (злокачественная опухоль) – одно из таких "неизлечимых" заболеваний.
    Рак (бесконтрольное деление клеток) по логике очень похож на защитную реакцию. На отчаянную попытку маленьких живых "кирпичиков" нашего тела спастись от тех жутких условий среды обитания, какие мы создаем для них своим неразумным мышлением, поведением, питанием и образом жизни. Питание и образ жизни своего организма, а также вредные воздействия, которые оказываются на этот организм, клетки воспринимают, как целенаправленные и систематические попытки своего уничтожения. Почувствовав, что выжить вместе в этом организме у них шансов нет, некоторые клетки (в первую очередь ослабленные плохим питанием и зараженные вирусом) начинают лихорадочно выживать самостоятельно. Они вспоминают свою единоличную жизнь и древнейший способ выживания – путём многократного и неудержимого деления. Но это отчаянный и сумасшедший шаг. Потому что жить в обществе и быть независимым от него, жить в общежитии и полностью игнорировать правила жизни в общежитии – это на самом деле и есть сумасшествие.
    Бесконтрольное деление наших бедных, сошедших с ума, "бомжующих" клеток, если имунная система организма ослаблена и если не принять своевременных мер внешнего воздействия, неизбежно приведёт к гибели весь организм, а значит и самих опухолевых клеток.
    Такова сила и таковы возможные последствия голодных или, напротив, задыхающихся от переедания или (ещё один вариант) подавляемых долгим психологическим угнетением клеток. Вот как они могут подчинить себе весь свой организм в случае создания ему ненормальных условий существовния.    

        Завершение клеточной теории

    Так  что  не  пытайтесь,  дорогие  друзья,  в  учебниках  по  биологии 20-го века искать ответы на вопросы: как и почему возникла жизнь? Почему и как она стала развиваться и создала Разум? 
    Толком на эти вопросы учебники вам не ответят. Зато нагородят столько всего, и притом такими терминами, что вам потребуются годы упорного труда, чтобы только  разобраться в том, что вам учёные люди пытаются объяснить. Но самое обидное, что в конце концов вам придётся отвечать самим на поставленные вопросы! 
    Всё это я прошел. 
    Появление на свет этой книги и стало результатом моих собственных попыток найти желанные ответы в уже имеющихся учебниках, результатом моих разочарований тем, что именно я в них нашёл и результатом моих собственных ответов на главные вопросы о жизни. 
    И вот, дорогие друзья, к каким выводам в итоге я пришёл. 

    На эти выводы я хотел бы обратить ваше внимание! 

    1. Неспособность биологов и врачей в полной мере осмыслить факт клеточного строения нашего тела, факт первичности клетки в иерархии структур живого тела, наконец, факт "деятельно-двигательной" роли питающихся клеток в эволюционном процессе – вовсе не безобидное обстоятельство, как это может показаться на первый взгляд.
    2. Недопонимание и игнорирование биологами и врачами роли наших клеток и интересов наших клеток в организме,  приводило и приводит всех нас к грубым просчётам в стратегии организации нашего питания и нашего образа жизни, и, как итог – к нашим многочисленным  болезням. 
    3. Когда же в процесс течения болезней начинают вмешиваться  врачи, (и им подобные) с "автомобильно-механическими", "тканевыми" и иными, ложными представлениями о структуре организма и принципах его жизни, то очень часто  назначаемое ими лечение,  без знания и учёта роли и интересов наших клеток,  ведёт лишь к дополнительному отравлению жизни клеток и к ещё большему  ухудшению состояния больного человека.
    4. В конце концов, именно игнорирование роли и интересов клеток человека чаще всего приводит к преждевременной гибели всей империи клеток, чем является Человек.
    5. Только придав питающейся клетке статус "хозяина в доме", то есть полноправного "хозяина в нашем теле" и признав этот статус, мы сможем правильно  выстроить стратегию своего мышления, питания и образа жизни. И только таким образом обеспечить себе здоровье и долгую жизнь.
    6. Придание питающейся клетке статуса "хозяина в нашем теле" и признание этого статуса важно не только для биологов и врачей, но также для руководителей различных МЧО (многочеловеческих организмов), общественных и государственных деятелей. 
    7. Все мы должны знать и помнить: в особенно неблагоприятных (экстремальных) условиях питания клетки человека отстраняют собственный мозг от руководства организмом и полностью подчиняют себе действия своего тела. 
    С человеком происходят чудовищные метаморфозы, он начинает совершать поступки (обман, воровство, насилие, убийство, канибализм и т.д.), которые при условии хорошего питания своих клеток, в том числе и хорошего духовного питания, о котором речь впереди, никода бы не совершил.
    8. Мы должны всегда помнить: истинными хозяевами нашего тела являются наши клетки.  Наш разум и его дальновидные действия не должны допускать собственный организм до состояния голодания клеток, также, как, впрочем и перекармливания их, организовав для себя и своих близких регулярное, правильное и высокоуровневое питание, при котором клетки тела в максимальной степени проявляют все свои лучшие качества.
    9. Признав постоянно питающиеся клетки "хозяевами нашего тела" мы, таким образом, расставляем, наконец, все точки над "и" в клеточной теории. 
    Фактически мы завершаем клеточную теорию. 
    И оживляем её!


    С учётом всего сказанного, давайте теперь, дорогие друзья, сформулируем для себя краткие

       ПРАКТИЧЕСКИЕ  РЕКОМЕДАЦИИ 
ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ И УКРЕПЛЕНИЯ НАШЕГО ЗДОРОВЬЯ

        Что мы должны знать и помнить?    
    1. Всё разнообразие живого мира, все виды живых существ  создали постоянно питающиеся клетки! 
    2. Города, государства, социальное устройство общества, все произведения искусств и все достижения наук, заводы, электростанции, возделанные поля, перерабатывающие фабрики, спортивные и культурные сооружения, удобства в наших квартирах, автомобили, самолеты, космические корабли, – всё это результат деятельности наших постоянно питающихся клеток. 
    3. Питающееся клетки тела человека являются главными организаторами деятельности тела, главными распорядителями действий тела, главными "действующими лицами" и одновременно главными потребителями результатов деятельности тела. 
    4. Человек является творением собственных постоянно питающихся клеток.
    5. Здоровье, крепость, энергия нашего тела – зависят от самочувствия наших клеток. 
    6. Любая наша болезнь – даже лёгкое  недомогание – означают,  что  мы  неправильно мыслим, неправильно питаемся, неправильно действуем, ведём ущербный для наших клеток образ жизни. 
    7. Мы должны ценить и беречь каждую клетку своего тела! Должны помнить:  больно одной клетке – больно всем нашим клеткам, всему телу в целом! 
    8. Своё питание, поведение и образ жизни мы должны выстраивать так, чтобы каждая клетка нашего тела – в каком бы месте она ни находилась и какой бы орган ни составляла – всегда была обеспечена достаточным питанием и кислородом (но не переедала!), безопасностью и комфортом (но не праздностью!) и обязательно работой (необходимой физической нагрузкой)!
    9. Внутренние взаимосвязи клеток в нашем теле формировались на протяжении почти миллиарда лет. Эти взаимосвязи священны – они обеспечивают нашим клеткам жизнь! 
    10. Тысячу раз мы должны подумать, прежде чем принимать химические лекарства или ложиться под хирургический нож. 
    11. Вторгаться в священные межклеточные связи мы имеем право только в двух случаях: 
        а) если это единственный способ спасти организм в целом; 
        б) если  уверены,  что, в конечном счете, не  навредим клеткам, а укрепим их. 
    12. Во всех других случаях оздоравливать свои клетки мы должны  только с помощью высокоуровневого питания и образа жизни, а также безвредными  методами народной медицины.
    Двеннадцать вышеперечисленных положений – основа основ нашей жизни и нашего здоровья. 
    От нас требуется эти положения знать, помнить, соблюдать. 
    С учётом этих положений мы должны выстраивать философию своего здоровья, стратегию и тактику укрепления своего тела. 
    Всё остальное за нас сделают наши клетки.

                                  *         *         *
    Мы поняли и должны постоянно помнить: ничто другое не связывает наше собственное тело с внешним миром, со всей  Вселенной так крепко, прочно и прямо,  как наше с вами каждодневное питание и дыхание. Наше питание и дыхание – это процессы индивидуальной, повседневной и глубоко интимной связи каждой клетки нашего тела с Внешним Миром, с Нашей Вселенной, с Мирозданием в целом (Мультивселенной).
    Вся наша многогранная деятельность, наше творчество, труд, наша энергия в огромной степени пока ещё тратятся  на обеспечение самих себя,  своих детей и близких надежным питанием, а стало быть – выживанием.
    Наше благополучие, наш комфорт и успех в этом мире прямо зависят от нашего здоровья. А наше здоровье – от уровня мышления, поведения, образа жизни, питания. Причём, питания разумного, правильного, по сути своей восстановительно – оздоровительного.
    Да, наши клетки живут потому, что питаются. Да, наши клетки живут ради питания: рост – (увеличение размеров) и размножение – (дискретный рост) – это следствие нашего питания. Хотя нашим клеткам не чужды и чувства.
    Но мы, люди, разумные империи клеток,  хотя и живём потому, что питаемся, но, как существа духовные, живём не только ради питания. 
    Мы живём потому, что клетки, составляющие наше тело, достигли в своём развитии, хотя и не предела, не идеала, тем не менее, высочайшего уровня. И жить нашим клеткам в нашем теле очень даже  приятно, весело и интересно.
    Если, конечно, мы с вами исповедуем правильные, здоровые – высокие уровни мышления, питания, образа жизни!
    Таковы некоторые итоги, которые я хотел бы подвести вместе с вами, уважаемые читатели, прежде, чем мы продолжим дальнейшее постижение величайших тайн питания или Силы которая правит мирами.


    А теперь, дорогие друзья, приступим к 3-й части книги, к главе 7-й. К изучению самого сложного из всех известных на сегодня энергетических консервов: человека и составляемые людьми, новые, впервые открываемые и описываемые нами, живые виды – многочеловеческие организмы (МЧО) .

 

Вниманию редакций газет, журналов, книжных издательств, владельцев и пользователей электронных средств коммуникации!

Все авторские права защищены. © Н.М. Фомичёв. 2002-2015. «Сила, что правит мирами». Часть 2 "От вируса до Человека". 
Перепечатка, копирование или иное воспроизведение, размножение, хранение в информационно-поисковых системах, передача в любой форме и средствами, включая электронные или механические, путем фотокопирования, записи или иными средствами, перевод и издание на других языках, в целях прямого или косвенного коммерческого использования (поднятия рейтингов, привлечения внимания, в коммерческих лекциях и т. д.) как в целом книги «Сила, что правит мирами», так и любой её части допускается только с письменного разрешения автора.

 


Оставить комментарий






Написать нам письмо




Новое на сайте