Система ювенальной юстиции: что это такое и почему с ней борются родители?

08.07.2017Количество просмотров: 179

Анна Кузнецова ювенальная юстиция

В каждой семье есть свои представления о воспитании детей. Это личное дело каждого, и никого больше оно не касается, за исключением, когда права ребёнка нарушаются. В России создаётся специальная система, получившая название «ювенальная юстиция», которая призвана предотвратить такие случаи. В любое время органы опеки могут наведаться к вам домой и забрать любимое чадо, если членам комиссии покажется, что для его жизни и здоровья существует угроза.

Большинство, если и знакомо с термином «ювенальная юстиция», с трудом может объяснить, что он означает. В широком смысле слова ювенальная юстиция - это система государственных органов, которая осуществляет правосудие по делам о преступлениях и правонарушениях несовершеннолетних. Во многих западных странах, например, в Германии, США, Бельгии, Финляндии, уже давно действует эта система. Помимо правосудия ювенальная юстиция включает профилактику преступлений против детей, подростковой преступности и реабилитацию несовершеннолетних преступников. В России до внедрения ювенальной юстиции дела несовершеннолетних были частью общей системы правосудия и находились в ведении комиссий по делам несовершеннолетних.

В настоящее время ювенальная юстиция породила целый комплекс не судебных, даже не юридических органов, которые призваны ее обслуживать. В частности, органы опеки и попечительства. Эти органы, изначально имевшие вспомогательные функции, постепенно стали доминирующими.

Противники внедрения ювенальной юстиции в России обеспокоены тем, что детей можно будет бесконтрольно изымать государственным и негосударственным организациям. Такое вмешательство влечет за собой разрушение самого института семьи, как отношений близких любящих друг друга людей.

Скептически к идеям ювенальной юстиции относится и Владимир Путин. Ранее президент дал поручение Общественной палате, уполномоченному при президенте РФ по правам ребенка Анне Кузнецовой и Минтруду проанализировать случаи изъятия детей из семей.

По итогам проверки, как сообщила Кузнецова, были выявлены лишь единичные случаи незаконных действий органов опеки. Тогда родительская общественность бурно отреагировала на такое заявление. По всей стране прошлись массовые протестные выступления против позиции Кузнецовой, которая, по мнению активистов, формально подошла к выполнению поручения.

К сожалению, существует много случаев, когда изъятие ребёнка из семьи является острой необходимостью. Органы опеки уже не раз спасали жизни детей, попавших в сложную жизненную ситуацию. Вмешательство органов опеки возможно, если родители нарушают основные права и потребности ребёнка. Но вмешательство - это необязательно изъятие. Если нет непосредственной угрозы жизни и здоровью ребёнка, такая мера может быть крайне жестокой. 

По данным общественной организации «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) за четырёхлетний период с 2013 по 2016 гг. было рассмотрено 652 обращения по вопросам семьи. Из этих обращений было выявлено больше половины случаев, когда действия должностных лиц по отношению к семье были признаны незаконными или требующими юридической консультации. Председатель РВС по Ростовской области Игорь Бигаев рассказал нам об одном из таких случаев. К ним в организацию обратилась за помощью семья, на которую оказывалось давление со стороны прокуратуры. 

«Причина – апелляция семьи по делу отца семейства. Его уже однажды оправдали по обвинению в тяжком преступлении, но прокуратура добилась пересмотра дела, и отца посадили. Детей у семьи забрали, после чего началась торговля, мол, вы не подаёте апелляцию, а мы возвращаем вам детей».

Бывают и такие случаи, когда родители, сами того не понимая, снимают с органов опеки любую ответственность.

«При визите органов опеки и полиции родителей просят написать заявление о помещении ребенка в социально-реабилитационный центр, в дальнейшем наличие такого заявления позволит прокуратуре считать, что ребенок не был изъят. Родителей легко пугают угрозами, что в случае если заявление написано не будет, то детей все равно отберут, лишив родителей прав через суд. Низкий уровень правовой грамотности не способствует пониманию родителями этой проблемы.  И после этого прокуратура уже не сможет возбудить дело и не станет заниматься проверкой – оснований нет».

Возникает сразу же вопрос: зачем органам опеки изымать детей из семьи, когда в этом нет острой необходимости? Игорь Бигаев объясняет это коммерческим интересом:

«Дело в том, что на федеральном уровне и на уровне регионов родные семьи не поддерживаются материально, в отличие от приёмной семьи, которая получает поддержку и единовременную, и ежедневную. На одного ребенка в среднем около 18 тысяч рублей. Большая сумма для региона! Многие такую зарплату получают, а тут можно получить те же деньги, только на ребёнка. Сразу же возникает коммерческий интерес. Что-то вроде – вы нам ребёночка организуйте, а мы уж там как-нибудь в долгу не останемся. Ну а где есть спрос – всегда найдётся и предложение».

Задача уполномоченного выявлять и предотвращать такие случаи незаконного вмешательства и нарушения прав ребёнка, осуществлять свой независимый контроль со стороны общества. На то он и уполномоченный, чтобы контролировать деятельность органов и требовать объяснений от должностных лиц. Но Анна Кузнецова ограничились лишь сбором данных прокуратуры. Её далёкое от реальности заявление о количестве изъятых детей, заставило многих убедиться в явной проювенальной позиции омбудсмена. Противники обвинили Кузнецову в сокрытии последствий пятилетней работы ювеналов. Представители ряда родительских организаций начали покидать общественный совет при уполномоченном. В адрес президента посыпались многочисленные обращения и заявления о несоответствии информации о незаконных изъятиях с реальным положением дел. После чего Владимир Путин дал дополнительное поручение – провести анализ практики ещё раз.

Анна Кузнецова ювенальная юстиция

                                                       Источник: МАУ «Белгород-медиа», Борис Ечин

На этом фоне Анна Кузнецова занялась активным налаживанием «обмена опытом» с финскими коллегами.  Омбудсмен отправилась с деловой поездкой в Финляндию, в ходе которой был подписан Меморандум о взаимодействии в сфере защиты прав детей. Также в ходе этой поездки из уст Кузнецовой так и не прозвучало ни одного заявления и оценок относительно судеб детей, изъятыми финскими органами опеки у российских матерей. А как известно, в Финляндии довольно жёсткая ювенальная политика. Любой повод, даже самый минимальный, например, плач ребенка, или любой намек на традиционное (религиозное) воспитание вызывают повышенный интерес органов опеки к делам семьи и воспитанию детей. В связи с этим возникает вопрос, так какой именно финский опыт в деле «защиты детей» хочет перенять наш омбудсмен?

Авторы: Джамиля Джаббарова, Анна Ямпольская


Оставить комментарий






Написать нам письмо




Новое на сайте