Каждый 68 ребёнок в мире лишён права на получение качественного образования, потому что он особенный.

27.08.2017Количество просмотров: 179

обучение детей аутистов


Особенными часто называют детей с расстройством аутистического спектра (РАС) или аутизмом. Эти термины используются для описания группы расстройств развития центральной нервной системы. Это постоянное нарушение развития, которое проявляется в течение первых трех лет жизни и является следствием неврологического расстройства, сказывающегося на функционировании мозга. Для аутизма, в первую очередь, характерны нарушения коммуникативной функции, контакта ребёнка с окружающими его людьми. Ребёнок живёт в мире зрительных образов, звуков, тактильных ощущений.

Каждый человек с аутизмом уникален в своих проявлениях. Некоторые (около 20–25%) так и не начинают говорить и общаются, используя альтернативные способы коммуникации. У других людей с аутизмом развивается речь и иные навыки социального взаимодействия на таком уровне, что они могут даже не выделяться среди сверстников.

Однако в основном поведение детей с аутизмом кажется странным и выходит за границу общественного понимания. Они могут без конца повторять элементарные движения: потряхивать руками или подпрыгивать, выполнять сложные ритуалы, понятные только им, иногда они склонны к агрессии, могут громко кричать и даже причинять себе боль.  Дети с аутизмом очень чувствительные и с трудом переносят некоторые ощущения: шум, музыку, мигание лампочек, прикосновение одежды, запахи – многое, что остальным кажется вполне комфортными. Гиперчувствительность может проявляться во всех видах ощущений, но иногда касается только каких-то определённых стимулов. По этой причине детям с аутизмом может быть очень тяжело в новой ситуации или обстановке. Чем больше разнообразных стимулов вокруг, тем больше вероятность, что ребёнок не справится с такой нагрузкой и потеряет контроль над собой.

Таблеток от аутизма не существует. Нейролептики, антидепрессанты, и прочие психотропные препараты купируют такие симптомы, как излишняя возбудимость, гиперактивность, агрессивность, но не излечивают от них.

По данным органов здравоохранения США, расстройства аутистического спектра встречаются у одного из 68 детей в мире, тогда как ещё четыре года назад соотношение было 1 к 88. В России на данный момент нет достоверной статистики о количестве детей и взрослых с расстройствами аутистического спектра.

Аутизм – это не болезнь, а особенность развития, которая не делает людей неполноценными, как не делают людей ущербными - цвет кожи, пол, возраст или вера.

Во всём мире общественные, правозащитные, благотворительные организации прилагают максимальные усилия для того, чтобы помочь людям с аутизмом и их семьям.

С 2010 года в Ростове-на-Дону различные общественные организации занимаются вопросами помощи семьям, воспитывающих детей с аутизмом, проводят разнообразные локальные акции по привлечению внимания к проблеме аутизма.  В открытых источниках нет статистики, которая могла бы показать, сколько детей страдают от аутизма в Ростове и Ростовской области, но, несмотря на это, можно смело утверждать, что это заболевание не обошло наш город стороной.

образование детей аутистов

Ирина Мирошник (на фото) – мама особенного ребёнка и организатор группы «Дети и аутизм в Ростове-на-Дону», которая насчитывает больше 300 участников, среди них родители, которые заходят на эту площадку в поисках информации. «Я создала эту группу для того, чтобы мамы, которым трудно найти соратников и помощников в реальной жизни, могли б хотя бы виртуально общаться и обмениваться опытом. Остро в группе стоит вопрос образования. Ко мне часто обращаются родители, которые не знают, куда отдавать своих детей учиться», - комментирует Ирина. На сегодняшний день в Ростове-на-Дону отсутствуют специализированные заведения для обучения таких детей, в развивающих центрах не реализуются программы и курсы для аутистов, а количество коррекционных центров не соответствует числу желающих.

«Моему сыну 11 лет, домашнее образование изжило себя, на пользу не идёт - только во вред. Ситуация ухудшается тем, что нас спихивают в обычную школу по месту жительства, где нет абсолютно никакой образовательной базы для таких деток: нет ни логопедов, ни дефектологов, а учителя вообще не имеют опыта работы с такими детьми! На данный момент я не нашла ни одного реабилитационного центра для своего ребёнка. Везде занимаются только с дошкольниками. Или за деньги. Но я воспитываю ребёнка одна и не могу себе позволить платить за образование, которое здоровым детям доступно совершенно бесплатно» - жалуется Наталья Иванова, мама ребёнка с расстройством аутистического спектра.

«Ростовская область – одна из лидеров среди субъектов по дистанционному обучению детей-инвалидов. На базе санаторной школы-интерната № 28 г. Ростова-на-Дону создан центр дистанционного образования детей-инвалидов, функционируют три его филиала (Волгодонский, Зерноградский и Новошахтинский). В дистанционной форме обучаются 100% детей этой категории, не имеющих противопоказаний к данной форме обучения» - эту информацию официальный портал правительства Ростовской области преподносит, как явное достижение нашего региона, но гордиться тут нечем. Домашние обучение – это вечное заточение для особых детей, которые нуждаются в социализации.

Любой родитель хочет видеть своего ребенка в кругу близких друзей, поэтому мамы ищут обходные пути, пробуют разные варианты, чтобы ввести малыша в коллектив. Сын Ольги Сухорутченко пошёл в обычную школу на индивидуальное домашнее обучение, но она планирует водить его на занятия после уроков, чтобы привыкал к учителям и самой школе,  чтобы не чувствовал себя в отчуждении. Посещать обычный класс наравне со всеми ему сложно. Ольга рассказывает, что «весной ходили на подготовку к школе со всеми детьми, из этого ничего хорошего не вышло - много ребятишек, ещё не организованные, кричат, шумят - полный хаос. Мой сидел, закрыв уши, и на попытки учителя привлечь его к общей работе в группе не реагировал». Не каждая школа готова принять первоклашек с особенностями в развитии. Раиса Попова была шокирована, когда осознала, что в школе попросту не знают, что делать с её ребёнком: «Наш ребёнок в этом году пошёл в школу, ужас охватил меня от специалиста, который там работает: сам не имеет опыта и не знает таких детей!».

Слушая жалобы родителей, Ирина признаётся, что сама столкнулась с этой проблемой – школы для её дочери в городе нет. Порой врачи вынуждены писать выдуманные диагнозы специально для уже существующих учебных заведений нашего города, а это 41 и 42 школа для умственно отсталых детей. «Когда моему ребёнку пришло время идти в школу, выяснилось, что у нас вообще такого диагноза, как аутизм нет. Мы получали инвалидность, и нам сказали, что поскольку у нас в Ростове нет образовательных учреждений, где ребёнок с аутизмом мог бы обучаться, нам напишут глубокая умственная отсталость, такой вот диагноз есть» - рассказывает Ирина, не скрывая возмущения. Ребёнок с аутизмом удостаивается диагноза олигофрения или детская шизофрения.  Хотя на самом деле детской шизофрении то и нет – крайне редко встречаются ранние проявления шизофрении.

Достаточно пообщаться сначала с умственно отсталым ребёнком, а потом с аутистом, чтобы понять, насколько велика разница. «У меня мурашки по коже, когда я с дочерью разговариваю, она на меня смотрит, а глаза говорят за неё, хотя я от неё ни разу не слышала ни слова. Это ощущение, что в теле замурован человек. Он смотрит на тебя через глаза и не может выйти оттуда» - признаётся Ирина.

Даже по самой пессимистичной психиатрической статистике, а психиатры – самые мрачные люди в оценке аутизма,  у 60% людей с аутизмом полностью сохранный интеллект. Они не глупее нас с вами - у них коммуникация затруднена, а в остальном они такие же.

Равным людям - равные права. Согласно федеральному закону № 273, каждому человеку обеспечивается право на образование, ребёнок с аутизмом не исключение, дискриминация тут недопустима. В целях обеспечения условий доступности для получения качественного образования детям-инвалидам и детям с ограниченными возможностями здоровья в системе образования области с 2011 года реализуются государственные программы Российской Федерации и Ростовской области «Доступная среда». В стране объявлена инклюзия, что подразумевает такую организацию образовательной среды, в которой предметно-пространственный, технологический и социальный компоненты среды выстраиваются с учётом всех особенностей детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Вместе с тем важным признаётся ориентация не столько на коррекционно-развивающий процесс, сколько на создание условий для успешной социализации детей с ОВЗ, то есть особенные дети получают возможность общаться и учиться со своими нормативно развивающимися сверстниками при профессиональной поддержке со стороны специалистов. Одна проблема - инклюзивному образованию в нашей стране нигде и никто не учит, поэтому директора школ и учителя первыми говорят: ой, нет-нет-нет, мы не знаем, как работать с этими детьми — пожалуйста, в коррекционную школу или на домашнее обучение.

Настоящая инклюзия появилась в нашем городе только в 2015 году, когда на базе 81 школы был открыт ресурсный класс – первый в Ростовской области и на настоящий момент единственный.  Появление этого класса - совместная инициатива директора 81 школы Татьяны Альбертовны Корниловой и Ксении Берковской (на фото), мамы одного из учеников. Ксения – идейный вдохновитель проекта. Когда она не смогла найти школу для своего особенного ребёнка, она решила её создать.

образование детей аутистов

Ресурсный класс - это специально оборудованный кабинет, где занимаются от 6 до 8 детей. Все дети находятся в одной школе, в разноплановом сообществе. Никто не изолирован, ведь есть перемены, столовая и общешкольные мероприятия. У каждого из учеников особенного класса, помимо учителя есть специальный сопровождающий, которого называют тьютор. Тьютор – это не нянечка, которая просто присматривает и помогает, а посредник между учеником и остальными участниками образовательного процесса.

Что касается устройства класса, в нём есть зона для фронтальных групповых занятий, индивидуальные рабочие места и сенсорная зона, где дети могут отдохнуть, уединиться, снять напряжение, восстановить силы.

Основной проблемой, с которой от месяца к месяцу сталкивался ресурсный класс, были, как этого и стоит ожидать, деньги. Зарплату тьюторам нужно было выплачивать регулярно. Для этого ежемесячно было необходимо собирать 150 тысяч рублей. Казалось бы, не такая великая сумма, но пополняли счет буквально всем миром. Ксения Берковская до сих пор говорит о том, что ежемесячное закрытие сбора было похоже на маленькое чудо.

Все средства собирались через социальные сети, с помощью каких-то акций и благотворительных мероприятий. Для того чтобы найти деньги, сбор средств в поддержку проекта был объявлен на краудфандинговой площадке «Планета». Любой желающий  мог помочь ростовскому ресурсному классу. И в настоящее время для развития проекта родители самостоятельно ищут финансы, но порой это становится слишком трудно. К окончанию второго года существования проекта, три семьи ресурсного класса приняли непростое решение - уйти. Это связано и с трудностями транспортировки детей из одного конца города в другой, и с тем, что участие в данном проекте, к сожалению, пока не может быть для родителей бесплатным.

Финансирования проекта на государственном уровне нет. Однако это возможно. Для того, чтобы попасть в программу финансирования, необходимо доказать состоятельность проекта. В настоящее время проект «Ресурсный класс» – это экспериментальная региональная площадка, опыт и результаты, которого можно будет тиражировать уже в самое ближайшее время в Ростовской области и по всей стране,  уже сейчас проект  доказал свою эффективность. У всех детей наблюдается устойчивая положительная динамика.

На самом деле за границей в своё время было то же самое. В нашей стране проблема аутизма  долго замалчивалась, лишь сравнительно недавно начали отстаивать права людей с ограниченными возможностями здоровья. Поэтому и уровень сервиса для таких людей отстает в России от других стран примерно на 50-60 лет. «Важно заметить, что изменения за границей произошли не по мановению палочки волшебника. Все это тоже сделали родители особых детей, сами люди с ограниченными возможностями. Они всячески старались отстоять свои права. Родители стали объединяться. Ведь только вместе можно быть сильнее» - отмечает Ксения Берковская. Ни в одной стране, где функционирует качественный государственный сервис, это не было спущено сверху. Родительские объединения, общественные организации, по сути, занимались государственным проектированием, создавали модель, которая работает и приносит реальную пользу. Федеральный закон об образовании гарантирует всем образовательное право, но задача родителей - контролировать эту гарантию.

Ирина Мирошник признаётся, что часто сталкивается с родителями, которые опустили руки или с теми, кто лишь ждёт помощи от государства, считает, что все вокруг им должны. Она говорит, что «создавала группу, чтобы родители могли поддерживать друг друга виртуально, но даже виртуально некоторые настолько отгорожены, что становится страшно. Я не раз кидала клич, предлагала собраться и организовать что-то для помощи нашим детям. Как-то мы спланировали встречу, приехала одна мама, приехал руководитель благотворительного центра и всё – 2 человека. Все говорят, мы заняты,  нам некогда, вот вы когда что-то придумаете, мы будем этим пользоваться. Такое чисто потребительское отношение, активных  родителей очень мало. Иногда родители в таком ужасе, что с ними невозможно спокойно разговаривать, я пытаюсь вывести их на диалог, но они закрыты, вместе со своими детьми они становятся аутистами».

образование детей аутистов

Существенный пробел можно отметить и в образовании нейротипичных, здоровых детей. Не каждый ребёнок с расстройством аутистического спектра может посещать занятия в классе, но каждый здоровый ребёнок должен это осознавать и относиться к таким сверстникам с пониманием. Аутизм часто сочетается с другими нарушениями. Значительная часть людей с РАС (от 25 до 50%) имеют сопутствующую умственную отсталость, часто у них имеются расстройства моторики и координации, проблемы с желудочно-кишечным трактом, нарушением сна. Для людей с РАС также характерны особенности восприятия информации, трудности с концентрацией внимания и раздражительность. Для некоторых из них предпочтительнее быть на индивидуальном обучении.

Дочь Ирины Мирошник относится к таким детям, у которых расстройство аутистического спектра осложняется другими заболеваниями и патологиями. Ирина считает: «Если говорить об образовании, то у нас тут другая проблема – мы сильно отрезаны от внешнего мира, потому что весь образовательный процесс протекает один на один с преподавателем. В семье её любят, оберегают, но стоит выйти  из дома, мы часто встречаем непонимание. Поэтому мне кажется, очень важно и в здоровых обычных детях воспитывать понимание и принятие других детей, особых. Они не больные, это состояние такое, это не заразно. Бывает, что видя её необычное поведение, люди говорят своим детям: ой, держись от неё подальше, как будто она может заразить. Это очень неприятно и больно».

Это миф, что инклюзия помогает только детям с инвалидностью. Инклюзия помогает всем. Когда люди видят, что человек получает необходимую поддержку, чтобы участвовать в какой-то ситуации, это говорит им о том, что они тоже смогут получить такую помощь, если она им понадобится. Учителя сообщают, что атмосфера класса становится более уважительной и продуктивной, когда в класс включены ученики с инвалидностью. Инклюзия учит детей урокам, которых не найти ни в одном учебнике, она поощряет личную эффективность и развивает взаимозависимость, когда каждый может сделать значимый вклад. Исследования снова и снова показывают, что ученики без инвалидности добиваются лучших результатов в разнообразном, инклюзивном классе.

образование детей аутистов


Родители учеников ресурсного класса школы 81, рассказывают, как ребята из обычных классов поддерживают их детей. Елена Пряжина: «Папа Костя ждал Ромыча с уроков. Бежит Ромыч, счастливый такой! В руках картинка, которую сам сделал. Неожиданно, Ромыч споткнулся и упал. И тут же дети, у которых был урок физкультуры, подбежали и начали Ромку поднимать, помогать ему. Ромыч был доволен, что к нему дети подошли. Дети были довольны, что помогли подшефному. А наш папа с трудом сдерживал эмоции, понимая, что вот она - социализация и инклюзия в действии». Юлия Сафарова: «Наблюдала такую картину: Геру вывозит после занятий тьютор, в коридоре идёт урок у 4-го класса и все дети, которые сидели на скамейке машут Гере и кричат:  «Привет, Гера!». Я просто не сдержала слёз. Слов нет. Гера сразу же подхватил мои эмоции, у него покатились слёзы».

В детской мире не существует проблемы аутизма, до тех пор, пока взрослые не покажут им, что это проблема. Дети не злые и не жестокие, главное их не испортить нам, взрослым. Нередки случаи, когда родители нейротипичных детей пишут жалобы директору и в прокуратуру, требуя убрать «умственно отсталых» из их школы и отправить в «коррекционку». До сих пор на детей с аутизмом оглядываются в транспорте, уводят детей из песочниц, сторонятся и тыкают пальцем. Людям кажется, что эта проблема им чужда, они предпочитают закрыть на неё глаза, не осознавая, что малыш с аутизмом может появиться в любой семье, вне зависимости от достатка, социального положения или места жительства семьи. Это не вина родителей, это биологическая особенность.

У значительной части людей с аутизмом интеллект соответствует норме, нередко у людей с аутизмом есть удивительные способности в области зрительного восприятия, памяти, музыкального слуха, математики и других наук. Некоторые люди с аутизмом находят себя в искусстве благодаря своему необычному взгляду на мир. Существуют исследования, которые приписывают расстройство аутистического спектра людям, которых мы относим к гениям.

Эйнштейн испытывал трудности в общении, был чувствителен к прикосновениям, обладал незаурядным умом, но при этом не всегда мог чётко выразить свои мысли, и учёба в школе давалась ему нелегко. Возможно, Эйнштейну было сложно учиться, потому что в школе не было условий и специальных программ, в которых нуждаются многие аутичные дети. Это объясняет, почему такой умный и изобретательный человек мог отставать в школе. Как и то, что, несмотря на его интеллект, из-за проблем с социальными контактами ему трудно было найти работу. Известно, что Моцарт не обладал богатой мимикой и часто делал одни и те же непроизвольные движения руками и ногами. Также есть сведения, что слух Моцарта был очень чувствительный, резкие и громкие звуки причиняли ему боль. Моцарт не мог долго поддерживать интеллектуальную беседу, часто вёл себя легкомысленно и безрассудно, был подвержен резким сменам настроения. Так однажды, когда Моцарту всё наскучило, он стал прыгать по столам и стульям, мяукать и кувыркаться. Творческий гений Микеладжело мог быть вызван аутизмом. Два специалиста, доктор Аршад и профессор Фитцджеральд, писали: «Его сосредоточенность на работе, необычный образ жизни, ограниченные интересы, плохие навыки общения и трудности с решением повседневных проблем, вероятно, были признаками высокофункционального аутизма или синдрома Аспергера». Также у Микеланджело были навязчивые привычки, он любил повторять одни и те же действия. Если следовать привычному распорядку не удавалось, это сильно его раздражало. Микеланджело считали странным, безэмоциональным, замкнутым и «живущим в своем собственном мире».

Вопреки распространенному мифу, люди с аутизмом не стремятся жить в собственном мире, наоборот, многие из них очень заинтересованы в общении, способны устанавливать глубокие эмоциональные связи с важными для них людьми, однако не имеют достаточных навыков для того чтобы общаться так, как это делают остальные.

Им необходима поддержка, для того чтобы жить, полностью реализуя свои возможности, справляться с непростыми для них социальными задачами. Они нуждаются в признании и принятии их особенностей так же, как и мы с вами.  Не все люди с аутизмом гении. Нет, они не все будут авторами революционных физических теорий. Нет, они не все великие художники и музыканты. И нет, они не все «солнечные аутята», как их любят называть. Они такие же, как мы: есть умные, есть глупые,  есть одарённые, есть посредственные. Они живут не в своем мире, а в нашем. В мире, в котором лишь единицы из них могут получить достойное образование.

обучение детей аутистов


Плотникова Дарья, специально для Интернет-портала журнала «Ростовчанка».












Оставить комментарий






Написать нам письмо




Новое на сайте