Радости и трудности паломнических дорог

11.01.2016Количество просмотров: 628

История одной  поездки ростовских паломников по святым местам Греции (4-22 июля 2007 года)

Афинский порт

На стене полустерта строка…
И в убогом безумии драма - 
В покаянье стоят века
На ступенях древнего храма.


В знойный июльский день, у Ростовского собора во имя Рождества Пресвятой Богородицы группу паломников, отправляющихся в поездку по Святым местам Греции, ждет автобус. Все собрались в храме - служится молебен, звучат напутствия, пожелания доброго пути. Божьим Промыслом, Благословением Его Высокопреосвященства Архиепископа Ростовского и Новочеркасского Пантелеимона, доброй волей христианина, известного мецената И.И.Саввиди, такая поездка оказалась возможной.

Садимся в автобус, трогаемся. Едем в ночь, чтобы утром прибыть на Сочинский морской вокзал, откуда, погрузившись вместе с автобусом на паром, отплыть, пересечь Черное море и высадиться на турецкий берег в порту Трабзон.

Ночью, с четвертого на пятое июля, становимся свидетелями всеобщего российского ликования (в автобусе есть телевизор, работает кондиционер), а ранним утром, по прибытию в Сочи - ликования сочинцев по поводу проведения у них зимних Олимпийских Игр 2014 года, сулящим по всем параметрам грандиозные перемены этому черноморскому региону – вот такое начало поездки.

Утро 5 июля. Сочинский морской вокзал. Час отхода парома с чарующим названием «Принцесса Виктория» - 17.00. Есть время, близко море – купаемся…
Время идет, и пора собираться проходить таможенный контроль, но выясняется, что парома нет и, не будет еще два дня (хотя есть график хождения, но он спокойно нарушается, как российской, так, как потом выяснилось, и турецкой сторонами).

Останавливаться в Сочи на это время дорого, поэтому едем в Лоо и селимся в частном пансионате на берегу моря. Жара изнуряющая, но море, родной берег, с детства знакомыми местами – прекрасны, все наши шаги и действия освящены молитвой.

Находясь рядом с воцерковленными людьми, шире постигаешь жизнь и более убеждаешься в ее полюсности – силе веры, о чем на протяжении тысячелетий свидетельствуют великие духовные подвижники, и слабости безверия; одинаково страшными в своем фанатизме - воинствующем атеизме и «крестовых походах»; приятии или неприятии убеждений ближнего; желании или его отсутствии слышать правду другого. Этой извечной борьбы терпимости и благоразумия с непримиримостью. Но в одном непримиримость достигала и достигает высочайшего значения, когда речь идет о сохранении нашей Матери – Церкви и православной веры.

группа паломников
    

Паломническая поездка к святыням – это не праздное путешествие с развлечениями, не туристическое время провождения на берегу лазурного моря. Добровольный подвиг молитвы затрагивает внутренние, потаенные струны души, дает совершенно индивидуальное восприятие веры, заполняя пустоты мучительных сомнений надеждой и любовью. Такая поездка не возможна без тягот, когда сталкиваются совершенно разноимённые понятия испытания и искушения, но плаха души одна. В паломничестве, как и в других поездках, есть и закономерные трудности - различие характеров, поведения, привычек людей, собранных в одну группу (монахи, священники, матушки, послушники, миряне), да еще ограниченных замкнутым пространством (автобуса), но…объединенных верой и огромным желанием прикоснуться к величайшим Святыням Православия, Божественным чудом собранным на удивительной земле, украшенной живописно разбросанными островами в пышной растительности гор с оливковыми и виноградными склонами, глубокими ущельями и скалами, омываемой лазурным ожерельем средиземноморских вод. Древняя Греция – мифы, легенды, предания – цивилизация до Рождества Христова – дивная колыбель человечества.

Но это все впереди, а сейчас после двухдневного пребывания в Лоо, пора собираться и ехать на морской вокзал в Сочи, проходить таможенный контроль и грузиться на паром.

Вроде есть точный час отплытия парома, но действует негласный закон экономической целесообразности – пока паром максимально не загрузят, ни о какой отправке не может быть речи. Томительные часы ожидания. Наконец, к часу ночи быстрая формальная проверка на таможне, и мы заходим на паром через открытое жерло кормы, где, со всем прочим въехавшим транспортом, стоит и наш автобус.

«Принцесса Виктория» - старое, рабочее морское корыто, не один десяток лет бороздящее Черноморские воды. Сейчас оно принадлежит турецкой компании и челноком курсирует от Тробзона до Сочи и обратно, перевозя всё и всех – автобусы, легковушки, тюки с товаром, рабочую силу, теперь вот и нас паломников. Как всегда – жизнь есть жизнь. Вот и сейчас под удивительным ночным звездным небом, на палубе корабля, рассекающего в свете прожекторов изумрудно-белые морские воды, она собрала вместе людей различного возраста, убеждений, уровня мышления, вероисповедания, думающих и говорящих на разных языках.

На ночлег размещаемся в душных маленьких каютах с койками в два уровня. Но, проведя много часов на ногах или сидя в кресле автобуса, чувствуешь счастье, когда можно лечь, протянуть ноги и отдохнуть.
Плыть до турецкого берега минимум двенадцать часов. Погода хорошая, море спокойное. Нам повезло – морская качка не из приятных.
Утро на море. Палуба. Свежий ветер. Вокруг синь воды и бездонное, голубое небо. Где-то к часу дня показался турецкий берег. Там другая жизнь – вера, законы, устои… Хотя Христос и Аллах заповедуют жить по закону любви, но зачастую вот это и не удается людям. К великому сожалению:

Как тяжко нам
По Господу любить,
Гораздо легче
Ненавидеть.


Замечаю, что руководитель нашего путешествия, грек по национальности, грустит. Спрашиваю: «Что случилось?». Отвечает: «Я – патриот Греции, а эта земля моих предков, вынужденных покинуть ее силою исторических обстоятельств. И город назывался не Тробзон, а Тропезунд». Вот и я живу вдали от родины, но, когда приближаюсь к ней, испытываю чувство волнения».

«Принцесса Виктория» входит в порт и причаливает к пирсу. Приходится долго ждать пока все то, что загружалось, выгрузится, а это часы и часы… Опять необходимые таможенные формальности. Наконец, все закончено, и наш автобус выезжает из таможенной резервации, чтобы по автобану пересечь практически всю Турцию и прибыть к пограничному пункту, за которым начинается Греция.

И вот автобус мчится по автобану. То, что я слышала от близких и друзей, отдыхающих на турецких курортах Анталии, Мармариса, Бодрума, Кемера, на берегу турецкого Средиземноморья, четко отложилось в сознании, как цветущий, богатый край. Ан, не все так…  За окном бесконечно тянется безрастительная, каменистая, глинистая, унылая местность с большими и маленькими населенными пунктами, утыканными шлакоблочными строениями, разными по высоте, но одинаково нагроможденными кубическими секциями друг на друге. Везде безлюдье. Изредка останавливаемся на заправочных станциях, чтобы немного размять ноги, которые от долгого сидения у многих отекли и превратились в «подушки». Обслуживают эти «оазисы» только мужчины – мусульманская страна воочию. И конечно, когда проезжаешь какой-то городок или город, поражает обилие мечетей. Кажется, что они стоят друг от друга через каждые сто-двести метров. Слышны, усиленные громкоговорителями, гортанные призывы муэдзинов на молитву. \

А мне вспоминается песнь колокольного звона!

Колокола звонят, звонят колокола...
Звонят о душах наших во спасенье,
Блаженный трепет, радость, удивленье - 
Звонят колокола! Колокола звонят!


Но мир велик и разнообразен. В нетерпении сердца, дай силы, Господи, совладать с собой.
Если говорить об архитектуре мечетей, то она, в своем олицетворении востока, бесспорно красива. Но поражает контрастностью между изящной завершенностью округлых форм, великолепно облицованных орнаментированной плиткой стен, расписанной вязью коранных строф, и безкомпромиссной строгостью минаретных игл.
Но это их вера, их храмы. И все же…
И все же главный храм – душа человека, какого бы вероисповедания он не был. Страшно, когда она являет собой пустыню, не имеющую живительного оазиса главной заповеди для человека – любви.

Дорога… Десятки, сотни километров пути, приближающих нас, русских паломников, к святыням дарованной нам православной веры. Греция для Руси – исток Православия. И прийти к нему – несказанная радость. Остался позади мост через Босфорский пролив, а с ним и великий Константинополь, давно названный Стамбулом. Видно, не судьба была нам его посетить, проехали сейчас (проехали и на обратном пути). А так хотелось ступить на эту землю, увидеть великую святыню православия – Собор Святой Софии, превращенный сейчас в музей, и прикоснуться к мифической истории взлетов, падений, побед, поражений, печалей и восторгов, несущихся, на изломах смены эпох, беспощадных перемен. Вот и заветный пункт – граница, разделяющая Турцию и Грецию, ислам и православие. Остановка. Проверка и соответствующие отметки в паспортах. До свидания, Турция.

Здравствуй, Греция! Второй раз я ступаю на твою землю. Вспомнился 2003 год – моя первая паломническая поездка по линии Фонда Святителя Николая Чудотворца. Тогда я посетила остров Керкера, который хранит мощи Святителя Спиридона Тримифунтского. Вернувшись домой, и, побывав во многих храмах, я, к сожалению, не увидела в них храмовых икон Святителя Спиридона. Мне очень захотелось подарить в храм такую икону. Но где ни спрашивала, достойной иконы не было. Молясь Отче Спиридону, я просила помочь мне в этом. И чудо свершилось. В это время Краснодарская «Инва-Академия», где дети инвалиды занимаются иконописью, выполняла заказ по иконостасу для храма Святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, что в поселке Рассвет, Ростовской области. Я поведала руководителю академии Николаю Николаевичу Галкину о своей мечте. И в короткий срок, совершенно бесплатно, мне была написана прекрасная храмовая икона Святителя. Сейчас она находится в Кирилло-Мефодьевском храме. Эту икону «Инва-Академия» включила в свой каталог и, как сказали, она очень востребована – на икону постоянно поступают заказы. Святитель Спиридон, спасибо, моли Бога о нас!
Тем временем автобус набирает скорость - мы едем в город Уранополис. Как поменялся пейзаж за окном: в пышной растительности гористая местность, как-то веселей бежит автобус, а от этого и на душе стало легче. Чем примечателен этот небольшой городок на берегу Эгейского моря? Тем, что отсюда, прибывшие паломники (только мужчины) отправляются на Святую Гору Афон, в «Сад Богоматери» - ковчега Православия, места, где неразделимы твердь и небо в величии творения ее Создателя.

Вот и показалась старинная сторожевая башня. В знойном мареве застыла жизнь городка, только веселятся солнечными бликами, играя лазурью, море и небо. Останавливаемся в уютном небольшом отеле на берегу моря. Размещаемся и, немного отдохнув, по узенькой улочке, чуть-чуть поднявшись вверх от моря, заходим в храм святых равноапостольных Константина и Елены. Родные образа Господа, Матери Божьей, святых… Какая отрада для сердца и глаз. Молимся, ставим свечи. Впереди еще так много дорог, поэтому прошу Господа и Николая Угодника, чтобы хранили и не оставили в своей милости. Купаемся в море, отдыхаем. Уранополис оказался для нас чудным пристанищем. За время поездки мы в нем побывали дважды.

На следующий день, ранним утром собираемся в дорогу. Очередная цель нашего путешествия – Салоники.
Салоники… В памяти четко встает название Фессалоники – первое послание апостола Павла к Фессалоникийцам, второе послание… Господи, прошло две тысячи лет, а мы едем в Фессалоники, где апостол Павел основал христианскую церковь и направил туда два сохранившихся письма. Они являются его самыми ранними обращениями и включены в Священное Писание. Салоники были основаны македонским царем Кассандром, который назвал город в честь своей супруги Фессалоники (о, эти женщины!) – дочери Филиппа и сводной сестры Александра Македонского. Стоит ли писать даты. Для человеческой жизни – это полная не реальность в реальности течения времени определенного Богом, для которого один день – тысяча лет и тысяча лет – один день. Как осознать это? Как ощутить исторический момент протяженностью от Фессалоник до Салоник?

Пока ехали по улицам Салоник до гостиницы, невольно отметила, что почти на всех храмах, особенно больших, на флагштоках развивается национальный флаг Греции. Религия официально признана государством. Тем временем автобус заезжает в узкую улочку и останавливается. Мы селимся в небольшом уютном отеле, недалеко от базилики Святого Великомученика Мироточивого Димитрия Салунского. Первую ее мы и посещаем. Идем по улочке вверх и, как-то сразу, появляется величественная базилика собора.

Поездка ростовских паломников по святым местам Греции

Димитрий Солунский – римский военачальник. Пострадал от императора Максимиана Геркулия за свою веру в Христа. Содержался на этом месте в подземелье, в темнице, продолжая проповедовать христианство, и многих обратил в веру. После его мученической кончины, на этом месте была построена небольшая церквушка, но уже в пятом веке стояла большая базилика в честь Димитрия Солунского. Вот так и происходит – сначала мучают, терзают, издеваются за то, что не такой, как все, за то, что видит не так, живет не так – наконец убивают. Затем поражаются чуду не тления, истечению благоуханного миро, исцелению на мощах. Но, из века в век, одинаково мерзко происходит одно и тоже. Совсем недавно Россия пережила кровезлобный век - погибли за веру сотни тысяч людей.

Прощающий! Дай нам прощенье,
Молю, душа устала лгать.
Тебя лукавой подлостью сомненья,
Так долго заставляли отрицать.

Из мощей Димитрия долго проистекало драгоценное миро. В подземелье есть большой мраморный бассейн для сбора его. Сейчас он сухой, миро не проистекает – сильно ослабла вера у людей.
Святой Димитрий, моли Бога о нас!

По пути к храму Григория Паломы, проходим, огороженные решетчатым забором, археологические раскопки – целый квартал древнего города. Видим элементы мраморной колоннады, фундаменты домов и арки катакомбной церкви. В таких церквях, скрываясь, молились первые христиане. Вроде небольшой квартал раскопок, но сколько истории!

Вот и храм Григория Паломы. Этот храм один из кафедральных соборов Салоник – митрополичий храм. Очень красивый, нарядный, праздничный. Григорий Палома аристократического происхождения, долгое время подвязался монахом на Афоне, являясь лидером монахов исихастов, стремившихся к более строгому подвижничеству. Он – ярый защитник нетварного света Христа в душе человека. Григорий Палома вел исключительно аскетический образ жизни и совершил множество чудес. Период его активной деятельности 1340 – 1350 годы. Прикладываемся к мощам и во флакончик набираем елея из лампады. Хорошо. Но только сила веры дарует желанное исцеление.

Направляясь от святыни к святыне, идем по улицам Салоник. Бесконечной чередой тянутся магазины, магазинчики, лавки, кафе, рестораны, отели. Всюду на узеньких тротуарах стоят многочисленные столики – пожалуйста, садитесь, берите кофе, соки, напитки. Это лето и здесь отличается необыкновенным зноем. Днем, приблизительно с трех часов, закрывается всё. Ночная жизнь начинается с семи-восьми вечера. Слава Богу, нас уже ничем не удивишь – ни разнообразием товара, ни продуктами, ни наполненностью магазинов. Вот только переводить стоимость в евро на рубли нет смысла, потому что тогда пугает даже цена чашечки кофе или стакана сока. В магазинах, кафе, на улицах довольно часто тебя понимают – говорят по-русски. В основном это выходцы из бывшей «советской империи», лет 10-15 тому назад, приехавшие в Грецию в поисках своей доли. Как-то устроились, работают и приветливо относятся к своим бывшим соотечественникам. Позже, в Уранополисе, на берегу Эгейского моря, откуда наши священники отправились на Афон, мы, несколько женщин, расположились под горкой на берегу, смотрим, спускается к нам семейство – молодые муж, жена и трое детей. Говорят, что услышали русскую речь и не могли пройти мимо, так захотелось пообщаться, поговорить. Она из Санкт-Петербурга – русская, он – грек из России. Несколько лет тому назад переехали в Грецию. Года два-три скучали, потом привыкли, но память постоянно возвращает на родину. Дети уже лучше говорят по-гречески, чем по-русски, но родители делают все, чтобы они знали русский язык.     

Посетив несколько храмов Салоник (их около двухсот, при населении двести тысяч человек), наш путь лежит в Тембийское ущелье к источнику Святой Великомученницы Параскевы Пятницы, а затем в священные Стаги Метеор - Каламбаку.
Стоит ли описывать, трудности поездки, когда, несомненно, вступают в противодействие антисилы, вызывая внутренний ропот недовольства, раздражительность, неуверенность и многое другое. И только сила молитвы помогает гасить в себе этот нагатив и вновь и вновь осознавать дарованное Господом чудо.

Много необычного, удивительного связано с личными ощущениями. Человек я верующий, но не воцерковленный – в храм хожу редко, молитвенных правил, можно сказать, не знаю. Но молюсь. Особенно в тяжкие моменты жизни одно упование на Господа, на Святых Угодников – великих молитвенников за нас грешных перед Престолом Божьим и Его Пречистой Матерью.

А сейчас мы едем к Параскеве Пятнице. И опять летит наш автобусный дом по дорожной змейке, зажатой великолепием пышно убранных зеленью гор. Останавливаемся на небольшой живописной площадке, а затем спускаемся вниз по лестнице и, перейдя мостик, перекинутый через ущельную речушку, подходим к пещере. Узкий проход в ней ведет к месту, где бьет источник. У входа, на стене пещеры, висит икона Святой. Слезы нахлынули неожиданно – плачу, душа разрывается, остановиться не возможно, даже стыдно. Хочется припасть к этим стенам, ее иконе и, рыдая, в раскаянии молить о прощении. Милые женщины, окружающие меня, говорят: «Плачьте, это такое счастье, ведь сейчас Параскевушка молит Бога о вас». Вот так, вся в слезах, протискиваюсь по узкому ходу к каменной вазе, в которую стекает вода святого источника - ледяная, чистая, сладкая родниковая вода и, как говорит поверье, особенно лечит глаза.

Этот маленький источник, вытекающий из каменной вазы, дает воду речушке, через которую перекинут мостик. На обратном пути покупаю несколько икон Святой Параскевы. Теперь у меня есть икона и память о святом месте на огромной земле, где за слезы так благодарна душа.

Изболелась душа, приходи,
Не отчаивайся, погоди,
Успокою, пойму, помогу…
Я – Родник на зеленом лугу.


Святая Параскевушка, моли Бога о нас!

Удивляюсь, почему Священные Стаги Метеор до сих пор не причислены к известным чудесам света. То, что увидели, может, и можно описать, но понять…
Пишу и с ужасом вспоминаю дорогу, над какими пропастями висел наш автобус! Надо отдать должное водителям - их высокому профессионализму и мужеству. Но на все воля Божья. И в этом убеждает виденное.

Поездка ростовских паломников по святым местам Греции   

Только по воле Господа можно было на площадках гигантских ступеней отвесных скал, образующих пропасти и вершинами уходящих в поднебесье, обосновать летящие в небо обители.

Поездка ростовских паломников по святым местам Греции

Как же надо веровать и любить Создателя, чтобы при жизни отречься от всего земного, уйти в это скальное одиночество и день и ночь предаваться молитве, трудам и посту. В монастыри Метеор многие века (это сейчас туда проведены дороги, сделаны лестницы), можно было добраться только пешком и попасть наверх с помощью лебедки – садились в корзину и лебедкой тянули ее наверх.

Мы посетили священный монастырь Варлаама, основанный схимником Варлаамом в середине 14 века.

Поездка ростовских паломников по святым местам Греции

Он поднялся на скалу и воздвиг несколько келий и маленькую церквушку. Там он обитал до конца своих дней в полном одиночестве, одетый в лохмотья и погруженный в молитвы. Не менее поражают скальные кельи-отверстия, со сколоченными из бревен и досок балкончиками, в которых жили отшельники. Они молились на вершинах отвесных скал, разговаривая только с Богом и птицами. Испытания, которые посылает Господь, не выше человеческих сил, верующий человек это знает. Но, зачастую, как тяжко нести веригу даже простого терпения - изначальной победы в неразберихе самости собственных эмоций.

Поездка ростовских паломников по святым местам Греции

История каждого монастыря Метеор – загадка и реальность, земной и небесный миф, вселяющий парадоксальное чувство страха и восхищения этим лучезарным монастырским государством, где, повинуясь своему Творцу, скальные руки каньонов подняли в небо земных небожителей и, Творец в который раз показал всепобеждающую силу духа, веры и молитвы над адовыми глубинами пустот.

площадь Варлаама
    

Вот под таким впечатлением, после небольшого отдыха, автобус мчит нас на остров Эвия в священное для русского человека место.
Но позволю себе немного отступить от повествования и коснуться личного события, которым ознаменовалась для меня эта поездка – впервые в жизни я исповедовалась и причастилась. 
Чтобы подойти к этому, надо поститься, молиться, а главное подготовить свою душу к искреннему раскаянию. Открыть, исповедующему тебя священнику, содеянное тобой в жизни, рассказать о том, что мучает тебя, покаяться и очистить душу. Господь дал священнику право отпускать грехи. Паломническая поездка помогла мне прийти к этому таинству. Исповедовалась перед большим праздником Святых Апостолов Петра и Павла. Причастилась 12 июля в храме Святого Иоанна Русского, после утреннего молебна, который с огромным вдохновением совершили наши священники.

Иоанна Русского
    

Воистину неисповедимы пути Твои, Господи! Надо было приехать в Грецию, попасть на острове Эвия в храм, где покоятся святые мощи, по существу земляка нашего – русский солдат участвовал в Азовском сидении, был захвачен турками в плен, переправлен в Константинополь. Из Царьграда он попал в город Прокопион, что у Кессарии Капподокийской, в Малой Азии, и оказался в подчинении у султана Аги, содержащего лагерь янычар. Вот тут и началось его восхождение к святости в высоком православном подвиге. И вот уже более 270 лет это святое благоуханное тело – часть литургической жизни Церкви Христовой.
    

В великолепном храме, в раке, в воинском одеянии, покоятся мощи Святого Иоанна Русского, а рядом, на иконе, прекрасный образ юноши, который несет в себе Божественную силу, ведет к духовному познанию святой жизни, помогает приобрести ту душевную свободу, которая возрождает человека.
Сотни тысяч людей ежегодно с благоговением приходят к святым мощам. И всем дается животворное дыхание благодати, которую Святой Иоанн Русский получил от Всесильного Бога. Язык Святого безмолвствует, недвижимы святые мощи, но говорят и проповедуют его чудеса.

Святой Иоанне, моли Бога о нас!

По плану нашего маршрута, предполагалось, кроме монастырей Метеор, посетить еще три монастыря. Посетили два, а вот с третьим вышла не задача. Но, чтобы не дробить точностью маршрута свои воспоминания, объединю эту часть поездки.

Монастырь. Одиночество. Лик.
Тишина… На одном из подворий,
Весь в цветах утопающий дворик
И монах, что к иконе приник.


Мужской монастырь преподобного Давида Эвбейского, что на острове Эвия, принял нас очень радушно - с кофе и чаепитием, рахат-лукумом, вкусным печеньем. Красота и чистота, утопающего в цветах, подворья восхищают. Много фотографируемся.

Запомнилась встреча с черногорским священником и, особенно, с его восторженно-доброжелательной к нам, русским людям, матушкой. Даже, когда мы уезжали, эти великолепные люди пришли, попросили включить микрофон в автобусе и поочередно произнесли речь, наполненную искренней любовью и глубоким уважением к нам и к нашему Отечеству – России.    

Идеальным порядком, тишиной, благоуханными цветами встретил нас новый женский монастырь апостола Иоанна Богослова в Суроти. Основал монастырь старец Паисий. Он совсем недавно был духовником всей Греции. Умер в 1994 году, здесь же, в монастыре, похоронен – это место глубоко почитается. Его могила рядом с могилой его крестителя, старца Арсения. С юности Паисий принял чин послушника. Был на Синае два с половиной года. Смолоду был на Афоне и в конце жизни туда вернулся. Паисий Святогорец много страдал от людей, сильно болел – у него был туберкулез. Его любила Греция. Старцу Паисию явился образ Спасителя, и он тут же попросил художника воспроизвести его и своей рукой вел кисть художника.
Монахини сами пишут замечательные по исполнению иконы и в монастырской лавке их продают.   

Но надо прощаться со светло-красным великолепием монастырского подворья и ехать дальше, наполняя сердца новыми впечатлениями.
А вот к святому Нектарию Эгинскому мы не попали.
Из Афинского порта пароходом прибыли на остров Эгина, но, как оказалось, времени на посещение монастыря нет, если посетим монастырь, опоздаем на последний корабль, возвращающийся в Афины. Поэтому, побродив в Эгинском порту и, слегка замешкавшись, бегом бежим на пароход, который буквально уже отходит. Вот так… Не принял нас святой Нектарий.

Но вернусь к острову Эвия. Мы остановились в хорошем отеле, рядом с храмом Святого Иоанна Русского, побывали в монастыре Давида Эвбейского, немного отдохнули и поехали в город Патры. Там, в Кафедральном Соборе, хранятся мощи Святого Апостола Андрея Первозванного и частицы подлинного его креста, на котором он был распят.

Патры – небольшой город, но его знает весь христианский мир. Подъезжаем к Собору Андрея Первозванного.

Поездка ростовских паломников по святым местам Греции

Он впечатляет своим архитектурным величием. Входим в собор. Большое внутреннее пространство заставлено рядами кресел, по середине к алтарю - широкий проход, на стенах - обилие икон, колонны и своды украшены росписью. С огромной высоты купола и потолка свисают богатейшие паникадила.
История этого храма уходит далеко в прошлое. Сведений не имеется, когда он зародился. Но известно, что это древнейшее сооружение продолжало существовать в середине V столетия. Много пережил на своем веку этот храм, но сейчас он предстал перед нами во всем великолепии.
Имя святого апостола Андрея Первозванного глубоко почитаемо в нашей стране. Почитаемо – как имя первого провозвестника евангельской истины, благословившего будущие русские земли. Святой праведный отец Иоанн Кронштадский называл блаженного ученика Христова Андрея нашим, русским апостолом.
Мы подошли и приложились к мощам и честной главе Святого Апостола, которые покоятся под удивительно красивой сенью, а за ней стоит крест-реликварий с частицами подлинного креста, на котором был распят Андрей Первозванный.

Мощи Андрея Первозданного    

Святой апостол Андрей, моли Бога о нас!

Хочу заметить, что храмы Греции, на мой взгляд, демократичны для посетителей – рядами и по периметру стоят удобные деревянные кресла, технически оборудованы - установлены микрофоны с усилительной аппаратурой, во многих храмах работают сплит-системы.
Поскольку очень много туристов, то нет особой строгости в отношении женской одежды – женщина может заходить в храм в брюках. Что совершенно исключено при посещении монастырей, где она обязательно должна быть с покрытой головой и в юбке.
Отметила еще одну особенность – перед входом в каждый храм, стоит маленькая часовенка с иконами, лежат свечи, есть противни-подсвечники, заполненные песком. Часовенки открыты день и ночь. Если храм закрыт, в нее можно зайти помолиться и поставить свечу. Свечи в храмах, самой разной величины, лежат свободно и твоя добрая воля внести сумму пожертвования и выбрать свечу. У каждого народа свои традиции, свои правила, свои взгляды. И это хорошо.

Из Патр мы отправились в Афины. Но, к сожалению, побывали только в Афинском порту, и то ночью. Не проехали по городу, не посетили Благовещенский Кафедральный Собор, не поклонились святым мощам Патриарха Григория V и мученицы Филофеи. Не были на главной площади города «Синтагма», не увидели Акрополя и древних Афин. Причиной небольшого изменения программы поездки стала нехватка времени, которое мы потеряли тогда, в Сочи в ожидании отправки парома.
В районе Афинского порта мы провели ночь в автобусе (ехать не имели права, поскольку действует Шенгенский договор, по правилам которого, водители должны обязательно восемь часов отдыхать). Рано утром уезжаем из Афин и направляемся в ставший уже родным Уранополис для главной, пожалуй, цели нашего паломничества – посещения священнослужителями Святой горы Афон. А нам, женщинам, предстоял круиз на пароходе вдоль Афонского побережья.
Святая Афонская гряда – государство в государстве Греция и нужно отдельное разрешение на его посещение.

Афонская гора

Нет подобного государства на всей земле, поскольку эта земля дана Господом в удел Своей Пречистой Матери. Глас с Неба изрек - «…Отныне и в дальнейшем пусть будет это твоим наследием и твоим садом, и раем, и даже пристанью спасения для желающих спасти себя, но также и пристанищем и убежищем и, спокойной пристанью для покаяния тех, кто обременен многими грехами».
Великое счастье для священнослужителя или верующего человека хоть раз в жизни побывать на горе Афон.

Поездка ростовских паломников по святым местам Греции

Было видно, с каким внутренним трепетом, тихой радостью и потаенным волнением готовились к поездке на Святую гору наши священники, монахи, послушники. 
Близость Афона, невидимым образом, влияла на мое состояние души - уносила мысли в далекое прошлое или в летящие дали времени. Но колебаний в раздумьях не было – земной рай близок, только одним позволено ступить, а другим приблизиться к нему, но тем и другим не достигнуть рая небесного без прощения Господом, а это покаянная дорога для всех длиною в жизнь.

А они всё идут и идут…
Все убоги у Бога - как много!
И к Нему все на Суд придут.
Пощади, не суди их строго.

Утром от пирса старинной сторожевой башни Уранополиса отплыл кораблик с мужской половиной нашей группы. Надо было видеть их в черных одеяниях, с посохом в руке и смиреной сосредоточенностью на лицах – бесспорно благостно-волнующий момент.
Мы, женщины, отправились в круиз по морю вдоль Святой горы.
Кораблю нельзя приближаться к берегу ближе, чем на полкилометра, но берег виден прекрасно, а голос корабельного диктора, вещающего на четырех языках, в том числе и на русском, дает краткую информацию о прибрежных монастырях Афона.
Белый корабль, белые чайки, клюющие хлеб прямо из рук, сияющая небесная лазурь, в водовороте солнечного света, изумрудное море, со сказочно - бирюзовой прибрежной каймой, которая не разделяет море и твердь, а гармоничной завершенностью, оттеняет пышную зелень благословенной земли. Времени нет – созерцание, молитва, покаянные слезы… 
И где-то из тайников душевной памяти всплывает иная картина и обретает строки:

Играют забытые гусли,
Венками берез окаём…
Пришло покаяние грустью,
Слепец, порыдаем вдвоем.


Такому не скажешь прощай - смертельно для души такое прощание.
Вернулись мы. Вернулись и наши паломники с Афона. Были они в русском монастыре Святого Пантелеимона, который основан в начале 12-го века. Привезли мне иконку Целителя Пантелеимона, камушки и абрикосовые косточки с аллеи, где ходила Пресвятая Богородица. Косточки обязательно надо прорастить, чтобы на нашей земле выросли, принесли плоды эти деревья и святой благодатью наполнили наши души.

Матерь Божья, Пресвятая Богородица, Царица Небесная, спаси и сохрани!

Вот и закончен маршрут. Теперь предстоит далекий путь возвращения домой. Удивительно чувство родины, вдали от нее. Даже накатывает без- причинный страх ее утраты. Да… Вот когда начинаешь понимать, слышанную и читанную в стихах и прозе, тоску по Родине.

Пройти паломницей усталой,
Очистить душу родником
И по березовой Державе
Слезу любви стереть тайком.


Обратная дорога не короче, а всегда длиннее. Автобус опять мчится то берегом моря, то уходит в горы и спускается с них. Усталые, притихшие, молчаливые… Каждый знает, что этим путем уже никогда не пройдет, и то, что пройдено, не повторимо.
Так в раздумьях, суете, остановках остается позади Греция. Контрольный таможенный пункт, и опять Турция с тем же унылым пейзажем вдоль автобана.
Наконец въехали в Тробзон. Узнаем, что нашего парома «Принцесса Виктория», на который взяты билеты, не будет два дня. Недалеко от порта селимся в гостинице, за окнами которой шумит мусульманский портовый город. В нескольких шагах от гостиницы ресторанчик «Урал» с русской кухней. Захожу и с удовольствием заказываю борщ, котлеты и компот – наслаждение!  

В это время руководитель нашей поездки договаривается о сдаче билетов на «Принцессу Викторию» и берет билеты на паром «Аполония». Слава Богу, завтра уедем.
И вот автобус стоит в порту, а мы то сидим в зале ожидания, то гуляем по двору таможни – оформляются таможенные формальности и долгие часы грузится паром.
Погрузились. Пока размещались в каютах, отплыли. На пароме опять многонациональная, разношерстная публика, вплоть до «жриц любви» из России и ближнего зарубежья, которые ездят в Турцию, где их время от времени вылавливают, отправляют обратно, но они вновь покупают визы и продолжают «работать» на ниве древнейшей профессии.

Всю ночь гремит музыка, хлопают двери кают - ночная жизнь в возбуждении, подогреваемом алкоголем, а то и чем-то посильнее, едва успокаивается к утру. Ну и вертеп…
Так жизнь, острыми гранями впиваясь в сердце, заставляет ощутить безысходную реальность быта, порой, скатывающегося до опустошенности продажной любви.
Не суди, не судим будешь. (Через короткое время пришла информация, что паром «Аполония» сгорел).
Раннее утро мы встречаем уже в своих водах. Становится спокойней на душе, особенно, когда на горизонте показывается родной берег.

А вот и Сочинский порт из которого мы восемнадцать дней назад начали поездку. Причаливаем. Выгружаемся. Таможенники пропускают всех – челноков, гастробайтеров, вояжеров и других, видно, у них в документах все в порядке, кроме нас паломников (в документах у наших водителей не хватает какой-то печати). Все давно ушли. Одни мы терпеливо и безропотно сидим в зале ожидания долгие часы – Рассея-мать верна себе.
Но, наконец, выпустили. Прощайте Сочи. По вертлявому Сочинско – Туапсинскому шоссе, автобус вприпрыжку летит домой, в Ростов. 
Ночными огнями, куполами собора и такой родной духотой встречает нас любимый город. И хотя вернулась я не из Парижа, но радостью звучит в душе, написанное давно четверостишие:

Мой любимый Ростов – 
Дон, пролеты мостов,
Прелесть стареньких крыш…
Ну и пусть не Париж.


Пройдет время, уйдут времена, изменится все, но не дай Бог, чтобы душу русского человека покинула вера православная.

Русь святая, береги веру православную!


Елена Камышная

(все четверостишия, включенные в эссе, принадлежат автору).

Об авторе.

Донская поэтесса Елена Камышная родилась в г. Ростове-на-Дону. Член Союза журналистов России, Действительный член Императорского Православного Палестинского Общества, член Петровской Академии наук и искусств (г.Санкт-Петербург). Выпустила несколько книг стихов, публикуется, как в донских периодических изданиях, так и в российских.

В 2003 году в издательстве «Омега-Принт» издан каталог «Русская православная икона» (юбилейное издание «Инва-Академии», г.Краснодар), в котором широко представлено духовное творчество поэтессы. Широкую известность Е. Камышной принесли песни и романсы, написанные современными композиторами на ее стихи. Имя поэтессы занесено в энциклопедию «Россия 21 век. Культура Дона третьего тысячелетия». Елена Камышная живет и работает в родном городе Ростове-на-Дону.


Оставить комментарий






Написать нам письмо




Новое на сайте